Приглашаю присоединиться ко мне в следующих сервисах:

Анекдоты игорь губерман


Анекдоты Игоря Губермана - Путаник — КОНТ

Игорь Губерман – невероятный рассказчик. Во время выступлений поэт не только читает гарики, но и рассказывает смешные истории и анекдоты. Причём многие анекдоты сопровождаются забавными или поучительными историями.

Так, например, Губерман убеждён в том, что анекдоты – это невероятная лакмусовая бумажка собеседника. По анекдотам можно судить о человеке, круге его пристрастий и предпочтений. Один из любимых анекдотов Губермана, по которому можно судить о нравственной взыскательности самого поэта:

Моисея спросили, почему он сорок лет водил евреев по пустыне.
Моисей ответил:
- Мне с этими людьми было стыдно ходить по центральным улицам.

Этот анекдот Губерман часто вспоминает, общаясь с соплеменниками.

Губермана поражают анекдоты с неожиданными концовками:

Разговаривают два врача. Один говорит:
- А что-то в клинике давно не видно Ивана Ивановича.
Другой говорит:
- Его застукали прямо в кабинете с пациенткой и уволили за это.
- Жаль, такого ветеринара поискать.

Для Губермана не существует запретных тем в анекдотах:

Уезжает муж в командировку и спрашивает жену, что ей привезти.
Та отвечает:
- Привози, что хочешь: сейчас всё лечится.

Поэт отмечает, что в перестройку сменилась тематика анекдотов. Появилось множество анекдотов про новых русских:

- Как новые русские празднуют Пасху?
- Они красят свои мерседесы, после чего стукаются.

Губерман не может не похвалиться, что несколько его стишков стали анекдотами. Спустя полгода или год после появления гарика рассказали поэту такой анекдот:

Один приятель говорит другому:
- Как ты поживаешь?
- Живу я , как в гареме: знаю, что вы…ут, но не знаю когда.

Губерман очень гордится тем, что основой этого анекдота стал его стишок:

Родившись в сумрачное время,
Гляжу вперёд не дальше дня.
Живу беспечно, как в гареме,
Где скоро вы…ут меня.

Стишок передавался из уст в уста, слова забылись, а сюжет остался и стал анекдотом.

Губерман считает: Карл Маркс когда-то неправильно сказал, что религия – это вздох угнетённой твари. По мнению Игоря Мироновича, вздох угнетённой твари – это неформальная лексика и анекдот, дающие гигантский выплеск эмоций. Поэтому весомость анекдота в России в трудные времена, когда за анекдоты сажали, была очень высока.

Летит самолёт с начинающими парашютистами, солдатами-учениками Старшина говорит: «Прыгайте!»
Все прыгнули, а рядовой Иванов говорит:
- Товарищ старшина, я уж два раза прыгал, и оба раза парашют не раскрывался.
Старшина отвечает:
- Прыгай,…, всё будет хорошо.
А внизу был колхоз и шло заседание сельсовета. Выступает председатель:
- Зерновые сгнили, корнеплоды все червяк поел, неизвестно, чем платить налоги государству.
В это время проламывается крыша, и на стол падает этот солдатик. Председатель говорит:
- И этот за…ал.

Губерман убеждён, что мат при умелом использовании нисколько не портит русскую речь:

В любую речь для аромата
И чтобы краткость уберечь,
Добавить если каплю мата –
Намного ярче станет речь.

Так что анекдоты Губермана приходится принимать с такими речевыми вкраплениями.

Отсюда

ПЫ.СЫ. Мне нравятся его стишки о старости (для моего возраста актуально):

25 хлёстких и смешных «гариков» от Игоря Губермана

В них поэт точно и метко подмечает все реалии жизни, со всеми её взлётами и падениями, радостями и горестями. Иногда он высказывается немного резко, но лишь потому, что это такая же неотъемлемая часть нашей жизни.

[/media-credit] Игорь Губерман

Фактрум публикует подборку «гариков» Губермана — ещё один повод улыбнуться даже в те моменты, когда кажется, что поводов для улыбок нет:

Игорь Губерман. «Мысли врасплох»

***

Наша жизнь — трагедия, это знает каждый, поскольку каждому известен финал этой пьесы. Но что она еще и комедия, понимает не любой из её участников. Мне повезло: я ощущаю оба эти жанра.

***

Дед мой по матери был купцом первой гильдии — торговал то ли зерном, то ли лесом, жил в Царицыне, но в одночасье был изгнан из города и разорился. Есть две истории на этот счет. Первая о том, что он за слово «жид» ударил по лицу какого-то важного городского чиновника. А вторая, что дед, жуткий бабник, дружил с губернатором и одновременно ухлестывал за его женой, причем не без успеха. Разорившись, дед продолжал жить очень весело.

***

О своих корнях, как абсолютное большинство советских людей, я знаю крайне мало — тогда не принято было интересоваться генеалогией. Мы жили как Иваны, не помнящие родства. Хотя это сочетание — Иван, не помнящий деда Абрама — довольно странное.

***

Папа — инженер-экономист, на всю жизнь испуганный 37-м годом, очень боялся моих гуманитарных замашек, поэтому настоял, чтобы я получил полезную профессию и стал инженером. Мама окончила консерваторию и юридический. Она всю жизнь посвятила семье и, кажется мне, прожила не свою судьбу.

***

В каждой семье должен быть один приличный и умный человек. У нас это мой старший брат Давид. Он внесен в Книгу рекордов Гиннеса за то, что пробурил самую глубокую в мире скважину на Кольском полуострове. Он отдал этому делу 35 лет жизни и все здоровье. Если к этому добавить, что все это делалось на советском оборудовании, то он совершил подлинный геологический подвиг.

***

Меня, тихого мальчика из интеллигентной еврейской семьи, все мое детство и юность часто и крепко били сверстники. И я этим людям очень признателен — благодаря этому я вырос здоровым мужиком и знаю, что побои — это не страшно. Потом, когда сел в тюрьму, когда был в лагере и в ссылке, я совершенно спокойно относился к ситуации. Запаха страха, который точно существует, от меня никогда не исходило.

***

Из стандартных вопросов, которые мне задают журналисты: почему я пишу слово «говно» через «а». Это мой вклад в русский язык.

***

Бабушка мне часто повторяла: «Гаринька, каждое твое слово — лишнее».

***

Приятно приплести к своей биографии звучное имя. Так, Петр Рутенберг, один из основателей государства Израиль, а до этого эсер-боевик, был моим двоюродным дедушкой. Именно он организовал исторический разговор с попом Гапоном, которого потом повесили рабочие и о котором написано в каждом учебнике по истории. Говорят, он любил повторять: только не забывайте мое прошлое. В его устах это звучало угрожающе.

***

Все мое сознательное детство пришлось на послевоенные годы. Это было чрезвычайно голодное время. Я до сих пор помню 4 тарелочки, на которых лежали 4 маленькие порции хлеба — ежедневный паек.

***

Молодость должна быть бурной. Если это не так, человека просто жаль.

***

В отношении женщин в юности я был практически всеяден. Это отчетливо видно по стишкам. Главным критерием красоты являлась худоба, а идеалом — Фанера Милосская. В те годы я напоминал себе бычка, который вырвался на свободу из загона. Мне как-то написали записку: «Игорь Миронович, у вас действительно было много женщин или это только на бумаге?» Могу сказать, это еще и воображение.

***

Первые любови у меня были все несчастные. В девятом классе влюбился в девочку с красивым именем Стэлла. А она отдала предпочтение студенту педагогического института. Как я его ненавидел! Потом я полюбил однокурсницу. Но на ней женился мой товарищ. Я страдал. Но прошло пять лет, и я понял — какое это счастье, что на ней женился он, а не я! У нас, старичков, очень плохо с памятью. Особенно когда мы не хотим вспоминать.

***

Когда я переживал личную трагедию, становился невыносим: жаловался друзьям, курил одну сигарету за другой, крепко выпивал, писал стишки. Эти способы помогают и сейчас. Когда же проверенные способы не действуют, просто терплю, как ежик, на которого наступил слон.

***

С Татой нас познакомила общая приятельница, и очень быстро все сложилось просто замечательно. Поэтому у нас между де-факто, когда это произошло, и де-юре, когда мы расписались, промежуток всего год. Жена замечательно говорит: де-факто — это твой праздник, а де-юре — мой.

***

Всегда полагал, что женитьба — это чудовищное ограничение свободы. И не ошибся. Но мы все когда-то лезем в добровольное рабство. Когда желание сильно, мужчина слепнет.

***

Я нашел причину удачного брака: год рождения моей жены это размер моей обуви, а год рождения мой — это размер обуви Тани. 43 и 36.

***

На собственную свадьбу я опоздал на 40 минут — за три дня до этого события был в командировке, где у меня украли паспорт. Я решил попросить помощи у начальника отделения милиции, объяснил ему, в чем дело, и получил совет подарить паспортистке коробку конфет, и она сделает все, что нужно. Видимо, коробка была гораздо меньше, чем ожидания дамы, и она выразила свое недовольство вот каким образом — имя мое, фамилия и все сведения были написаны очень маленькими буковками, зато слово «еврей» — очень крупно. Паспорт этот много лет был предметом моей гордости.

***

Детей я не воспитывал. Я просто приходил и честно забирал их из роддома. Всем остальным занималась жена.

***

Малышка Танька была окружена невероятной любовью. Гуляла она в картонном ящике из-под радиоприемника, который мы выставляли на подоконник первого этажа. Однажды старушка-стоматолог, которая очень любила нашу семью, не выдержала и решила вмешаться: «Как же вы не боитесь так класть Таню, её ведь могут украсть!» Я её успокоил: «Вера Абрамовна, лишь бы вторую не подложили!» Старушка перестала со мной здороваться.

***

В Москве жил замечательный человек — Леонид Ефимович Пинский, он был литературовед, филолог, читал лекции в московском университете. В каком-то смысле он был моим Державиным. Однажды он увидел подборку моих стихов, стал их хвалить. Длилось это блаженство минуты 2–3. Я потерял бдительность, расслабился и решил поделиться радостью: «Леонид Ефимович, а у меня еще вчера сын родился». Он положил стишки, обнял меня и сказал: «Вот это настоящее бессмертие, а не то г…о, которое вы пишете».

***

О наших детей вдребезги разбивались самые различные педагогические приемы — Таня и Эмиль очень быстро отучили меня давать им советы.

***

Я не боюсь абсолютно ничего и никого, кроме слез моей жены.

***

Однажды жена поручила мне следить из окна за гуляющей во дворе Танькой, а сама пошла в музей на работу. Позвонив, она уточнила, как там дочь. Я заверил ее, что каждую минуту выглядываю в окно — Танька играет в песочнице в своем красном пальтишке. Жена воскликнула в ужасе: «Таня свое красное пальтишко износила уже год назад, она гуляет в голубом! Я срочно выезжаю!»

***

Мне повезло, что я набрел на идею четверостиший. До этого я писал длинные и печальные стихи. Однажды я их все утопил в помойном ведре, о чем не жалею.

***

Перед арестом я вел себя как полный идиот, напрочь забывший все предосторожности. Я всей своей тогдашней жизнью был обречен на тюрьму.

***

13 августа 1979 года меня вызвали повесткой как свидетеля, вернулся я ровно через пять лет. С тех пор каждый год 13 августа устраиваю дома огромную пьянку для друзей.

***

Моя теща, писательница Лидия Либединская, была совершенно необыкновенным человеком. Мы с ней очень дружили и любили друг друга. Каждый год 7 января она устраивала в своей квартире детскую елку, на которую приходило человек 20 детей и человек 30 родителей — взрослым елка была еще интереснее, чем детям. До сих пор помню случай, когда приехал папа без ребенка и сказал: мальчика наказали, но я этот праздник пропустить не мог. Дедом Морозом регулярно был я, а когда меня посадили, по приказу тещи этот персонаж был отменен: детям дарили подарки и говорили, что Дед Мороз сейчас далеко, в холодных местах, он шлет приветы, подарки и скоро появится.

***

После пересыльной тюрьмы Челябинска я оказался с зэком, много лет уже отсидевшим. Он меня предупредил: Если ты не перестанешь говорить «спасибо» и «пожалуйста», то ты просто до лагеря не доедешь. Я тогда засмеялся, а потом отчетливо понял — началась совершенно новая жизнь.

***

Тюрьмы отличаются друг от друга приблизительно так же, как семьи, в которые ходишь в гости: атмосферой своей, кормежкой, всем набором ощущений, что испытываешь, в них находясь. Навсегда я запомню тюрьму в Загорске, расположенную в здании бывшего женского монастыря и поражавшую могучей кладкой стен, сводчатыми потолками и страшным режимом.

***

Как только меня сослали в Сибирь, жена с сыном тут же ко мне приехали. На вокзале семилетний Милька меня обнял, словно мы только вчера расстались и сказал: «Жалко, папа, что тебя в тюрьму посадили, по телевизору недавно шел отличный детектив».

***

Лагерное начальство вольным докторам не доверяло, лечилось в лагерных лазаретах, где сидели очень известные врачи.

***

Моя пожизненная гордость — сооружение на нашем огороде в Сибири нового сортира. Более значительного в этой жизни я уже не строил ничего.

***

Советская власть сделала нам замечательный подарок. Ей надоели мои стишки, и в 1988 году нас вызвали в ОВИР, где чиновница нам сказала прекрасные слова: «Министерство внутренних дел приняло решение о вашем выезде в Израиль».

***

Когда мы жили в Сибири, мой товарищ привез мне в подарок с Чукотки моржовый хер весьма внушительных размеров. Сначала я хотел его повесить в спальне, но Тата справедливо заметила, что делать этого не нужно — у меня появится комплекс неполноценности. И мы украсили им кухню. Перед отъездом в Израиль я, задумчиво посмотрев на хер, спросил жену: «Татик, как ты думаешь, а в Израиль нам его позволят вывезти?» На что услышал: «Да ты хотя бы свой вывези»! Очередность мы соблюли. Девушка на таможне заявила, что хер моржа — достояние культуры. Я ей говорю: «Ласточка, это же не по части культуры». Она покраснела, но была непреклонна. Пришлось спрятать «достояние» между больших палок копченой колбасы.

***

Я уехал в Израиль, чтобы прожить вторую жизнь.

***

Я несвободен от огромного количества любовей: к семье, к друзьям, к книгам, к курению, к выпивке. В моем случае это все разновидности наркотиков. Впрочем, как и графомания. У меня непреодолимая любовь к покрыванию бумаги значками.

***

Во всей своей жизни я — главное действующее лицо.

***

В юности, когда я начал печататься в журнале «Знание — сила», страстно хотел стать писателем с большой буквы «П». Но, к счастью, все быстро прошло.

***

Однажды мне подарили большую старинную монету 1836 года. Я удивлялся ее величине, а потом понял — она юбилейная, так как выпущена в честь столетия, которое оставалось до дня моего рождения…

***

Вера в жизнь после смерти — одна из иллюзий. Хорошо, если бы это было, но у меня нет никаких естественнонаучных оснований, чтобы так думать. Мне кажется, это все придумано человеком, чтобы не терзаться страхами, которые сопутствуют нам всю жизнь.

***

Память — это дикого размера мусорная куча.

***

Мне есть чем похвалиться — я запросто достаю языком до кончика носа.

***

На «блошиных рынках» разных стран, где торгуют всяким мусором, я нахожу предметы моей страсти — фигурки из дерева, металла, керамики, колокольчики, кораблики, чайники, кадильницы. Выбираю спонтанно — вижу какую-то мелочь и понимаю: я хочу с ней жить.

***

Жить бывает очень тяжко, поэтому в себе ценю беспечность.

***

В старости я еще очень многое могу, но уже почти ничего не хочу — вот первый несомненный плюс.

***

Кто-то замечательно заметил однажды: желудок — это орган наслаждения, который изменяет нам последним. На склоне лет у каждого то лицо, которое он заслужил.

***

Спасая писательницу Дину Рубину от вредного для её легких табачного дыма, я говорю на ушко желающему покурить: Дина от дыма моментально беременеет. Если кто-то все же машинально закуривает, то быстро спохватывается и гасит сигарету. А лицо у него такое становится, как будто он уже подсчитывает алименты.

***

Я плаксив и сентиментален. Смотрел «Графа Монте-Кристо» восемь раз, из которых пять последних раз — в надежде, что уже не зарыдаю. Обычно чем сентиментальнее и пошлее кинофильм, тем быстрее у меня намокают глаза.

***

Моя любовь к ярким и коротким жизненным историям довела меня до собирания эпитафий. Лаконичные надписи на могилах убеждают меня в том, что все мы на самом деле — персонажи анекдотов для кого-то, наблюдающего нас со стороны.

***

Печалиться по поводу количества прожитых лет довольно глупо — если эти годы перевести на деньги, то получится смехотворно мало.

***

Водку пил я однажды с Юрием Гагариным. До сих пор перед глазами стоит этот несчастный, быстро спившийся, обреченный, как подопытные кролики, но уцелевший в космосе и полностью сломавшийся от славы человек.

***

Мы бессильны перед временем, в котором живем, и если появляется вдруг в истории Ленин, Сталин или Гитлер, это означает, что созрело массовое сознание для его триумфа. И тогда с отдельным человеком можно сделать что угодно.

***

К людям я хорошо отношусь. Особенно когда вижу только тех, кого хочу.

***

Судьбе надо помогать, особенно на перекрестках.

***

Гриша Горин говорил: смерть боится, когда над ней смеются.

***

Абрам Хайям — так меня назвал покойный драматург Алексей Файко, и я ему за это очень благодарен.

***

Чуть-чуть приврать — не грех, это весьма полезно для душевного здоровья.

***

Согласен с древним греком, который сказал: старость — это убыль одушевленности.

***

У любого мелкого благородства есть оборотная сторона — самому себе становится приятно. Большинство добрых дел совершаются из этого побуждения.

***

Фляжку с виски я всегда вожу с собой.

***

Жена уверена, что мне мешает жить курение. А я уверен, что помогает.

***

В воздухе сегодняшней российской жизни бурлят всего два мотива — выжить и быстрее разбогатеть (при этом выжив).

***

Однажды был в гостях у коллекционера камней. Я равнодушно смотрел на его собрание минералов, пока он не сунул мне в руку черный кристалл размером с куриное яйцо: «Вам это будет интересно, это осколок накипи внутри печной трубы. Мне его привезли из Освенцима». Я долго не мог выпустить из рук этот кошмарный сгусток.

***

Зло из памяти уходит, словно шлаки.

***

К одному писателю пришел маляр, чтобы оговорить детали ремонта. Увидел книжные шкафы и сказал: я уже давно заметил — если в доме много книг, то люди там живут хорошие. Уточнив подробности ремонта, он взял большой аванс и не вернулся.

***

Вкус и совесть очень сужают круг различных удовольствий.

***

Беспорядочное чтение похоже на случайные постельные связи — тоже ничего не остается в памяти. Однако если уж что-то остается, то врезается прочно и надолго.

***

Мужчин соблазнить легко, нужна только смекалка в поисках отмычки к сердцу. Рассказывали мне о мужике, который в женщинах ценил грамотность. Он говорил: «Ты понимаешь, мы выпили вина, она готова лечь в постель, а тут я даю ей бумагу и карандаш и прошу написать слово „фейерверк“. Если не напишет правильно, все желание тут же исчезает».

***

Мой приятель работал в лаборатории, занимавшейся противоядиями. Однажды я увидел, как он скармливал змеям живых мышей. Сначала он мышку бил о каменный пол, и только потом кидал змеям. Я отошел подальше, но все равно слышал: шмяк, шмяк. Потом он мне объяснил — это акт милосердия: он таким образом мышей от мучений спасает. Я ушел потрясенный. Мне стало ясно — творец довольно часто поступает с нами так же, но мы этого не понимаем.

***

После концерта заново пересматриваю все записки. Похвала особенно приятна: «Мне кажется, что писатель — это не профессия, а ваша половая ориентация».

***

Безалаберным, беспечным и легкомысленным я был всегда. Я никому не рекомендую такой образ жизни, но к 70 годам убедился, что именно так нужно жить. Только разгильдяи и шуты гороховые составляют радость человечества.

Источник

Губерман - Афоризмы, приколы, статусы, цитаты, анекдоты, пословицы

Концерт. На знаменитую артистку,
Что шла со сцены в славе и цветах,
Смотрела робко девушка-хористка
С безмолвным восхищением в глазах.

Актриса ей казалась неземною
С её походкой, голосом, лицом.
Не человеком — высшим божеством,
На землю к людям, посланным судьбою.

Шло божество вдоль узких коридоров,
Меж тихих костюмеров и гримёров,
И шлейф оваций гулкий, как прибой,
Незримо волочило за собой.

И девушка вздохнула: — В самом деле,
Какое счастье так блистать и петь.
Прожить вот так хотя бы две недели,
И, кажется, не жаль и умереть.

А божество в тот вешний поздний вечер
В большой квартире с бронзой и коврами
Сидело у трюмо, сутуля плечи
И глядя вдаль усталыми глазами.

Отшпилив, косу в ящик положила,
Сняла румянец ватой не спеша,
Помаду стёрла, серьги отцепила
И грустно улыбнулась: — Хороша...

Куда девались искорки во взоре,
Поблёкший рот и ниточки седин...
И это всё, как строчки в приговоре,
Подчёркнуто бороздками морщин...

Да, ей даны восторги, крики бис,
Цветы, статьи Любимая артистка,
Но вспомнилась вдруг девушка-хористка,
Что встретилась ей в сумраке кулис.

Вся тоненькая, стройная такая,
Две ямки на пылающих щеках,
Два пламени в восторженных глазах
И, как весенний ветер, молодая...

Наивная, о, как она смотрела.
Завидуя... Уж это ли секрет.
В свои семнадцать или двадцать лет
Не зная даже, чем сама владела.

Ведь ей дано по лестнице сейчас
Сбежать стрелою в сарафане ярком,
Увидеть свет таких же юных глаз
И вместе мчаться по дорожкам парка...

Ведь ей дано открыть миллион чудес,
В бассейн метнуться бронзовой ракетой,
Дано краснеть от первого букета,
Читать стихи с любимым до рассвета,
Смеясь, бежать под ливнем через лес...

Она к окну устало подошла,
Прислушалась к журчанию капели.
За то, чтоб так прожить хоть две недели,
Она бы всё, не дрогнув, отдала.

Эдуард Асадов

Игорь Губерман - Гости в доме

Тут вечности запах томительный,
И свежие фрукты дешёвые,
А климат у нас — изумительный,
И только соседи — х…е.

Прочел и пишу продолжение,
Из песни не выкину слова я,
Малейшего нету сомнения,
Да, наши соседи — х…е.

Да, фрукты тут очень душистые,
На пляжах вода бирюзовая,
Песок золотой, небо чистое,
И только соседи — х…е.

Пустыни здесь стали цветущими,
И в миг отобрать все готовое,
Да в море нас бросить тонущими
Мечтают соседи х…е.

Заметьте же, как получается,
Хамазские иль Хизбалловые -
На букву одну начинаются
Все наши соседи х…е.

В мечетях их шейхи коверкают,
Вторят им султаны дворцовые:
«Убейте еврея с еврейкою».
И рады соседи х…е.

Взрываются, делают гадости,
И, если удастся хреновое,
То лучше не надо им радости -
Танцуют соседи х…е.

Богатство и гордость родителей -
Шахиды рождаются новые,
И славу Аллаху- учителю
Взывают соседи х…е.

Убийцам оружье сверхновое,
Его применяют с проклятьями,
С Аллахом, соседи х…е.

Когда же их наши солдатики,
Берут в рукавицы ежовые,
Хор воет исламо-фанатиков
И с хором — соседи х…е.

За женщин с детьми они прячутся
Под выучку Х. Насралловую
Убийцы и трусы, но плачутся -
Нет, хуже они, чем х…е.

Проблемы свалить все пытаются
С больной головы на здоровую.
Тайком же — в усы ухмыляются
Все наши соседи х…е.

Жалеют их «бедненьких, маленьких»
Весь мир и ООН — бестолковые,
Так просто, «обули им в валенки»,
Всем сразу, соседи х…е.

Нас меряют мерками разными,
Должны быть лишь МЫ образцовые,
Их методы могут быть грязными,
Им можно, они ведь х…е.

Решеньем весьма государственным,
В Москве, с самим Путиным Вовою,
Встречают Хамаз чуть не царственно,
Хоть знают, они все — х…е.

Проблемы Чечни? — Вдруг замятые,
В глазах — нефть, оружье, целковые.
Им что? Им там дело десятое,
Что наши соседи — х…е.

Европа на что-то надеется,
Как страус зарыто-головая,
Не видит, слепая, что селятся
К ним наши соседи х…е.

Мастей всевозможных политики
Твердят все упрямой коровою -
Немедля огонь прекратите-ка!
Их жалко, хотя и х…е.

Не только огня прекращения,
Политики, вы безголовые,
МЫ мирного хочем решения,
Не наши соседи х…е.

Живем все, как в общей квартире мы,
Где общий и зал, и столовая.
И с ними желаем жить в мире мы,
Хоть знаем, соседи х…е.

Но коль уж так сильно им хочется,
Готовят пусть доски сосновые,
Получат последние почести
Соседи — вояки х…е.

И что обещаем единственно,
Участки земли двух-метровые,
К чему так стремятся воинственно,
Получат соседи х…е.

< Предыдущая   Следующая >

Статьи и новости - Анекдоты от Игоря Губермана

Еврей  -  не худшее создание

Меж Божьих творческих работ,

Мн и загадка мироздания,

И миф его, и анекдот.

 

Евреев выведя из рабства,

Творец покончил с чудесами,

И путь из пошлого похабства

Должны отыскивать мы сами.

 

Уверен я, что Бог, даря скрижали,

Сочувствием и жалостью томим,

Велел, чтоб мы сперва соображали,

Апосле только следовали им.

 

Для игры во все художества

Мой народ на свет родил

Много гениев и множество

Несусветных талмудил.

 

Евреям от Бога завещано,

Что душу и ум ублажая,

Мы любим культуру, как женщину,

Поэтому слаще – чужая.

 

Власть и деньги, успех, революция,

Слава, месть и любви осязаемость –

Все мечты обо что-нибудь бьются,

И больнее всего о сбываемость.

 

Забавно, как потомки назовут

Загадочность еврейского томления,

Евреи любят землю, где живут,

Вевнивей коренного населения.

 

Питомцы столетия шумного,

Калечены общей бедой,

Мы дети романа безумного

России с еврейской ордой.

 

Мне слов ни найти, ни украсть,

И выразишь ими едва ли

Еврейскую темную страсть

К тем землям  где нас убивали.

 

Опрос общественного мнения,

Весьма стихиям соприродного,

Всегда родит во мне сомнения

В достоинствах ума народного.

 

Печально, если правы те пророки,

Слепые к переменным временам,

Которые все прошлые уроки

И в будущем предсказывают нам.

 

Хотя исход у всех – летальный,

И не бывает исключений,

Однако этот путь фатальный

Прекрасен массой приключений.

 

Еврейского характера загадочность

Не гений совместила со злодейством,

А жертвенно кристальную порядочность

С таким же неуемным прохиндейством.

 

Все предрассудки прочь отбросив,

Но чтоб от Бога по секрету,

Свинину ест мудрец Иосиф

И громко хвалит рыбу эту.

 

Раскалялся до кровопролития

Вечный спор, существует ли Бог,

Но божественность акта соития

Атеист опровергнуть не мог.

 

Я принес из синагоги

Вечной мудрости слова:

Если на ночь вымыть ноги –

Утром чище голова.

 

Хотя врачи с их чудесами

Вполне достойны уважения,

Во мне болезни чахнут сами

От моего пренебрежения.

 

Евреи знали унижение

Под игом тьмы поработителей,

Но переживши поражение,

Переживали победителей.

 

Есть мечта   меж евреев она

Протекает подобно реке:

Чтоб имелась родная страна

И чтоб жить от нее вдалеке.

 

Следя героев путь победный,

Кляня судьбу свою никчемную,

Не забывай, завистник бедный,

Про участь ихнюю плачевную.

 

Есть люди – их кошмарно много,

Чьи жизни отданы тому,

Чтоб осрамить идею Бога

Своим служением Ему.

 

Еврей возводит синагогу,

Чтобы Творец туда смотрел

И чтоб не видно было Богу

Всех остальных еврейских дел.

 

За все про все духовные течения

Скажу словами предка моего:

«Любого не боюсь вероучения,

Боюсь только апостолов его».

  

Творец, применяющий разные меры,

Чтоб как-то унять умноженье людей,

Менял старомодность чумы и холеры

Повальной заразой высоких идей.

 

По разным ездил я местам,

И понял я не без печали:

Евреев любят только там,

Где их ни разу не встречали.

 

Бывало время взлета и упадка,

Бывал еврей иллюзий диких пленником,

Однако наша главная загадка –

В ползучей неприязни к соплеменникам.

 

Смотрю на наше поколение

И с восхищеньем узнаю

Еврея вечное стремление

Просрать историю свою.

 

Всегда с евреем очень сложно,

Поскольку очень очевидно,

Что полюбить нас – невозможно,

А уважать   весьма обидно.

 

Я еврея в себе убивал,

Быть евреем себе запретил,

А когда сокрушил наповал,

То евреем себя ощутил.

 

Все в мысли сходятся одной

Насчет всего одной из наций:

Еврей, застигнутый войной,

Обязан не сопротивляться.

 

Я мыслю и порочно, и греховно,

Однако повторяю вновь и вновь:

Еда ничуть не менее духовна,

Чем пьянство, вдохновенье и любовь

 

Сопит надежда в кулачке,

Приборы шкалит на грозу,

Забавно жить на пятачке,

Который всем   бельмо в глазу.

 

Утрачивает разум убеждения,

Теряет силу плоть, и дух линяет,

Желудок   это орган наслаждения,

Который нам последним изменяет.

 

Ничтожный островок в сухой пустыне

Евреи превратить сумели в сад,

И чудо это всажено отныне

В арабский гордый ум, как шило – в зад.

 

https://twitter.com/q_guberman

20 мудрых «гариков» Игоря Губермана


Идея найдена не мной,
но это ценное напутствие:
чтоб жить в согласии с женой,
я спорю с ней в ее отсутствие.

***

Опыт не улучшил никого;
те, кого улучшил, врут безбожно;
опыт — это знание того,
что уже исправить невозможно.

***

За то люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

***

Я рад, что вновь сижу с тобой,
сейчас бутылку мы откроем,
мы объявили пьянству бой,
но надо выпить перед боем.

***

Слой человека в нас чуть-чуть
наслоен зыбко и тревожно,
легко в скотину нас вернуть,
поднять обратно очень сложно.

***

Весной в России жить обидно,
весна стервозна и капризна,
сошли снега, и стало видно,
как жутко засрана отчизна

***

Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

***

Тоскливей ничего на свете нету,
чем вечером, дыша холодной тьмой,
тоскливо закуривши сигарету,
подумать, что не хочется домой.

***

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

***

Слежу со жгучим интересом
за многолетним давним боем.
Во мне воюют ангел с бесом,
а я сочувствую обоим.

***

Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами — противно,
а среди умных — одиноко.

***

Весьма порой мешает мне заснуть
волнующая, как ни поверни,
открывшаяся мне внезапно суть
какой-нибудь немыслимой херни.

***

С Богом я общаюсь без нытья
и не причиняя беспокойства;
глупо на устройство бытия
жаловаться автору устройства.

***

Вся наша склонность к оптимизму -
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

***

Жить, покоем дорожа, —
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

***

Вчера я бежал запломбировать зуб,
и смех меня брал на бегу:
всю жизнь я таскаю мой будущий труп
и рьяно его берегу.

***

В наш век искусственного меха
и нефтью пахнущей икры
нет ничего дороже смеха,
любви, печали и игры.

***

Текут рекой за ратью рать,
чтобы уткнуться в землю лицами;
как это глупо — умирать
за чей-то гонор и амбиции.

***

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

***

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую, и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

Также читайте:
Вы Губерман или просто гуляете?


Игорь Губерман - Жемчужины мысли -> Позитив, юмор, шутки -> Страница 2

[email protected]
дата:
Природа тянет нас на ложе

Весна об этом же хлопочет

Мужик без бабы жить не может,

А баба может, но не хочет! :)
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Вчера я бежал запломбировать зуб,
И смех меня брал на бегу:
Всю жизнь я таскаю свой будущий труп
И рьяно его берегу…
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Мужчине горько и обидно,
когда фортуна с ним фригидна…
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
У прошлого есть запах, вкус и цвет,

Стремление учить, влиять и значить,

И только одного, к несчастью, нет —

Возможности себя переиначить.
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Бывает проснешься как птица — крылатой пружиной на взводе! И хочется жить и трудиться… Но к завтраку это проходит!
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Не зря я пью вино на склоне дня,

Заслужена его глухая власть;

Вино меня уводит в глубь меня,

Туда, куда мне трезвым не попасть.
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Смотрясь весьма солидно и серьезно… Под сенью философского фасада… Мы вертим полушариями мозга… А мыслим полушариями зада…
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Являют умственную прыть,

пускай мужчины-балагуры,

а даме ум полезней скрыть —

он отвлекает от фигуры.
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Среди других есть бог упрямства,

И кто служил ему серьезно,

Тому и время, и пространство

Сдаются рано или поздно.
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Давно уже две жизни я живу,
одной — внутри себя, другой — наружно;
какую я реальной назову?
Не знаю… мне порой в обеих чуждо
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Есть в каждой нравственной системе-идея, общая для всех: нельзя и с теми быть, и с теми, не предавая тех и тех…
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Был холост — снились одалиски,
Вакханки, шлюхи, гейши, киски;
Теперь со мной живет жена,
А ночью снится тишина.
* * *
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Любовь — не значит слиться телом,
Душою слиться — это ДА!
Но между делом, слиться телом
Не помешает НИКОГДА.
* * *
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Мы делим время и наличность,
мы делим водку, хлеб, ночлег,
но чем отчётливее личность,
тем одиноче человек.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Чистокровность

Испанец, славянин или еврей —
повсюду одинакова картина:
гордыня чистокровностью своей —
святое утешение кретина.
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
В сердцах кому-нибудь грубя,

ужасно вероятно

однажды выйти из себя

и не войти обратно
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
мое счастливое лицо не выражает ничего. на пальце я ношу кольцо, а шеей чувствую его.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Добро со злом природой смешаны,
как тьма ночей со светом дней;
чем больше ангельского в женщине,
тем гуще дьявольское в ней.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Жестоки с нами дети, но заметим,

что далее на свет родятся внуки,

а внуки-это кара нашим детям

за нами перенесенные муки…
С сайта http://www.inpearls.ru/

[email protected]
дата:
Два смысла в жизни — внутренний и внешний,
У внешнего — семья, дела, успех;
А внутренний — неясный и нездешний —
В ответственности каждого за всех.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Всему ища вину во вне,
Я злился так, что лез из кожи,
А что вина всегда во мне,
Я догадался много позже.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
1) Зря, когда мы близких судим,
Суд безжалостен и лих,
Надо жить, прощая людям,
Наше мнение о них.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
2) Я спорю искренне и честно,
Я чистой истины посредник,
И мне совсем не интересно,
Что говорит мой собеседник.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
3) Нет, человек принадлежит
не государству и не службе,
а только тем, с кем он лежит
и рюмкой делится по дружбе
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
4) Возглавляя партии и классы,
лидеры вовек не брали в толк,
что идея, брошенная в массы —
это девка, брошенная в полк.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
5) В года растленья, лжи и страха
узка дозволенная сфера:
запретны шутки ниже паха
и размышленья выше хера.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
6) Среди других есть бог упрямства,
и кто служил ему серьезно —
тому и время, и пространство
сдаются рано или поздно.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Себя от себя я усердно лечу,
живя не спеша и достойно,
я бегаю медленно, тихо кричу
и гневаюсь очень спокойно.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Хлесткая поэзия Игоря Губермана
***
Смотрясь весьма солидно и серьезно
под сенью философского фасада,
мы вертим полушариями мозга,
а мыслим — полушариями зада.
***
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Учусь терпеть, учусь терять
и при любой житейской стуже
учусь, присвистнув, повторять:
плевать, не сделалось бы хуже.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Вовлекаясь во множество дел,
не мечись, как по джунглям ботаник,
не горюй, что не всюду успел, —
может, ты опоздал на «Титаник».

С сайта http://www.inpearls.ru/

Это сообщение отредактировал [email protected] - 04-10-2015 - 23:50

[email protected]
дата:
Пришел я к горестному мнению
от наблюдений долгих лет:
вся сволочь склонна к единению,
а все порядочные — нет.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.
С сайта http://www.inpearls.ru/
[email protected]
дата:
Я живу, постоянно краснея
за упадок ума и морали:
раньше врали гораздо честнее
и намного изящнее крали.
С сайта http://www.inpearls.ru/

Игорь Губерман гарики. Любимые )

♦ Я б рад работать и трудиться,
я чужд надменности пижонской,
но слишком портит наши лица
печать заезженности конской.

♦ Бывает – проснешься, как птица,
Крылатой пружиной на взводе,
И хочется жить и трудиться;
Но к завтраку это проходит.

♦ Всему ища вину во вне,
Я злился так, что лез из кожи,
А что вина всегда во мне,
Я догадался много позже.

♦ Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с Дьяволом и с Богом…

♦ Вчера я, вдруг, подумал на досуге —
Нечаянно, украдкой, воровато —
Что, если мы и вправду Божьи слуги,
То счастье — не подарок, а зарплата.

♦ Я чертей из тихого омута
знаю лично — страшны их лица;
в самой светлой душе есть комната,
где кромешная тьма клубится.

          И Губерман женщинах >>>

С историей не близко, но знаком,
я славу нашу вижу очень ясно:
мы стали негасимым маяком,
сияющем по курсу, где опасно.

♦ Не в силах жить я коллективно:
по воле тягостного рока
мне с идиотами противно,
а среди умных — одиноко!

♦ Не стану врагу я желать по вражде
ночей под тюремным замком,
но пусть он походит по малой нужде
то уксусом, то кипятком.

♦ Люблю отчизну я. А кто теперь не знает,
Что истая любовь чревата муками?
И родина мне щедро изменяет
С подонками, прохвостами и суками.

♦ Среди других есть бог упрямства,
И кто служил ему серьезно,
Тому и время, и пространство
Сдаются рано или поздно.

♦ Застольные люблю я разговоры,
Которыми от рабства мы богаты:
О веке нашем — все мы прокуроры,
О бл...ве нашем — все мы адвокаты.

♦ Остыв от жара собственных страстей,
Ослепнув от загара жирной копоти,
Преступно мы стремимся влить в детей
Наш холод, настоявшийся на опыте.



♦ Повсюду, где забава и забота,
На свете нет страшнее ничего,
Чем цепкая серьезность идиота
И хмурая старательность его.
♦ Мы варимся в странном компоте,
Где лгут за глаза и в глаза,
Где каждый в отдельности – против,
А вместе – решительно за.

♦ Жаждущих уверовать так много,
что во храмах тесно стало вновь,
там через обряды ищут Бога,
как через соитие — любовь.

♦ Добро уныло и занудливо,
И постный вид, и ходит боком,
А зло обильно и причудливо,
Со вкусом, запахом и соком.

♦ Напрасны страх, тоска и ропот,
Когда судьба влечет во тьму;
В беде всегда есть новый опыт,
Полезный духу и уму.

♦ В неволе я от сытости лечился,
Учился полу взгляды понимать,
С достоинством проигрывать учился
И выигрыши спокойно принимать.

♦ Во мне смеркаться стал огонь;
сорвав постылую узду,
теперь я просто старый конь,
пославший на хер борозду.

♦ Из лет, надеждами богатых,
на встречу ветру и волне
мы выплываем на фрегатах,
а доплываем на бревне.

♦ Безоблачная старость – это миф,
Поскольку наша память – ширь морская,
И к ночи начинается прилив,
Со дна обломки прошлого таская.

♦ Я охладел к научным книжкам
Не потому, что стал ленив;
Ученья корень горек слишком,
А плод, как правило, червив.

♦ Огромен долг наш разным людям,
а близким — более других:
должны мы тем, кого мы любим —
уже за то, что любим их.

♦ Россия – странный садовод
И всю планету поражает,
Верша свой цикл наоборот:
Сперва растит, потом сажает.

♦ О том, что подлость заразительна
И через воздух размножается,
Известно всем, но утешительно,
Что ей не каждый заражается.

♦ В любом и всяческом творце
Заметно с первого же взгляда,
Что в каждом творческом лице
Есть доля творческого зада.
♦ Чем пошлей, глупей и примитивней
Фильмы о красивости страданий,
Тем я плачу гуще и активней,
И безмерно счастлив от рыданий.

Забрать себе!

Новые "гарики" Игоря Губермана - Путеводитель — ЖЖ

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join

Хлёсткие «Гарики» Игоря Губермана

Игорь Миронович Губерман, русско-израильский поэт, прославился благодаря своим афористичными и сатирическим четверостишиям, прозванных «гариками», хотя строк может быть также 2 и 6. В них он точно и метко подмечает все реалии жизни, со всеми её взлётами и падениями, радостями и горестями. Иногда он высказывается немного резко, но лишь потому, что это такая же неотъемлемая часть нашей жизни.

Каждый «гарик» молниеносно расходится по сети и радует тысячи поклонников таланта Игоря Губермана. Остаётся только удивляться, как можно вместить такое ёмкое и хлёсткое наблюдение в коротенький стишок. «Гарики» Губермана – ещё один повод улыбнуться даже в те моменты, когда кажется, что поводов для улыбок нет:

    • Я душевно вполне здоров!
      Но шалею, ловя удачу…
      Из наломанных мною дров,
      Я легко бы построил дачу!
    • Люблю людей и, по наивности,
      Открыто с ними говорю,
      И жду распахнутой взаимности,
      А после горестно курю.
    • Бывает — проснешься, как птица,
      крылатой пружиной на взводе,
      и хочется жить и трудиться;
      но к завтраку это проходит.
    • Вся наша склонность к оптимизму –
      от неспособности представить,
      какого рода завтра клизму
      судьба решила нам поставить.
    • Давно уже две жизни я живу,
      одной – внутри себя, другой – наружно;
      какую я реальной назову?
      Не знаю, мне порой в обеих чуждо.
    • Всего слабей усваивают люди,
      взаимным обучаясь отношениям,
      что слишком залезать в чужие судьбы
      возможно лишь по личным приглашениям.
    • Мне моя брезгливость дорога,
      мной руководящая давно:
      даже чтобы плюнуть во врага,
      я не набираю в рот говно.
    • Любил я книги, выпивку и женщин.
      И большего у бога не просил.
      Теперь азарт мой возрастом уменьшен.
      Теперь уже на книги нету сил.
    • Поездил я по разным странам,
      печаль моя, как мир, стара:
      какой подлец везде над краном
      повесил зеркало с утра?
    • Весьма порой мешает мне заснуть
      Волнующая, как ни поверни,
      Открывшаяся мне внезапно суть
      Какой-нибудь немыслимой херни.
    • За то люблю я разгильдяев,
      блаженных духом, как тюлень,
      что нет меж ними негодяев
      и делать пакости им лень.
    • Слой человека в нас чуть-чуть
      наслоен зыбко и тревожно,
      легко в скотину нас вернуть,
      поднять обратно очень сложно.
    • Живя в загадочной отчизне
      из ночи в день десятки лет,
      мы пьем за русский образ жизни,
      где образ есть, а жизни нет.
    • Учусь терпеть, учусь терять
      и при любой житейской стуже
      учусь, присвистнув, повторять:
      плевать, не сделалось бы хуже.
    • Я женских слов люблю родник
      И женских мыслей хороводы,
      Поскольку мы умны от книг,
      А бабы – прямо от природы.
    • Когда нас учит жизни кто-то,
      я весь немею;
      житейский опыт идиота
      я сам имею.
    • Душа порой бывает так задета,
      что можно только выть или орать;
      я плюнул бы в ранимого эстета,
      но зеркало придется вытирать.
  • Крайне просто природа сама
    разбирается в нашей типичности:
    чем у личности больше ума,
    тем печальней судьба этой личности.
  • Во мне то булькает кипение,
    то прямо в порох брызжет искра;
    пошли мне, Господи, терпение,
    но только очень, очень быстро.
  • Бывают лампы в сотни ватт,
    но свет их резок и увечен,
    а кто слегка мудаковат,
    порой на редкость человечен.
  • Я никак не пойму, отчего
    так я к женщинам пагубно слаб;
    может быть, из ребра моего
    было сделано несколько баб?
  • Ум полон гибкости и хамства,
    когда он с совестью в борьбе,
    мы никому не лжем так часто
    и так удачно, как себе.
  • В жизни надо делать перерывы,
    чтобы выключаться и отсутствовать,
    чтобы много раз, покуда живы,
    счастье это заново почувствовать.

из fit4brain.com


Смотрите также