Приглашаю присоединиться ко мне в следующих сервисах:

Тушкой или чучелом анекдот


ХОТЬ ТУШКОЙ, ХОТЬ ЧУЧЕЛОМ – Огонек № 19 (4646) от 11.06.2000

65 лет назад в СССР был принят закон, устанавливающий смертную казнь за побег за границу.


ХОТЬ ТУШКОЙ, ХОТЬ ЧУЧЕЛОМ

Был старый анекдот: турист задоставал экскурсовода своей простотой.

— А вот это кремлевская стена...

— А зачем на ней зубцы?

— Чтоб сволочь всякая не перелезала!!!

— Откуда?

Проведению всех великих социальных экспериментов всегда мешала несознательность народа. Это тупое быдло, не понимающее своей пользы, хотело жрать, пить, иметь собственность и безответственно высказываться по разным вопросам. А также норовило отвертеться от почетного права отдавать жизнь за царя, генсека и победу мирового коммунизма.

В ослеплении величием державы многие граждане думали, что эмиграцию изобрели большевики. Сначала они вынашивали свои замыслы в Швейцарии, а потом народ (буржуи, интеллигенты, ученые, белогвардейцы, офицеры и т.д.) драпал от них от Харбина до Берлина — во все стороны, где просвет видел.

Да нет. За двадцать лет, предшествовавших Первой мировой, из Российской империи эмигрировали почти шесть миллионов человек: украинцев, русских, евреев, поляков. В основном это были крестьяне. Ехали в США, Канаду, Аргентину, Австралию.

Надо сказать, что при проклятом царизме выдача загранпаспортов не была полуавтоматической процедурой. Ничего особенно хорошего от выезда своих граждан за границу российские верхи никогда не ждали. Это повелось еще с той поры, когда князь Курбский повел экспедиционный корпус в Польшу. Корпус ушел на запад, и еще долго Иван Грозный слал письма вслед, коря, совестя и уговаривая вернуться.

Разбегался народишко при Иване, разбегался при Петре. Безлюдели целые волости. Но только Коммунистическая партия, вдохновитель и организатор всех наших побед, пресекла этот бардак.

Впервые в истории страну обнесли колючей проволокой и окружили вооруженной стражей не для того, чтобы препятствовать проникновению чуждых элементов извне, а чтобы свои не разбежались из собственной страны. Государство по принципу зоны.

Маршировали строем и пели о счастье. А пограничники стерегли. Чтобы не перелезали отсюда туда.

Новая эпоха ознаменовалась новым героем. Герой носил фамилию Карацюпа. Вторым по значению героем стала его собака Ингус. Слаженный тандем наловил более четырехсот осквернителей государственной границы. Пресса захлебывалась от гордости и восторга: граница на замке! Деликатным молчанием обходились два вопроса: откуда взялось столько нарушителей на одного пограничника и что потом делал с ними самый гуманный в мире советский суд?

Фокус в том, что кое-где западная советская граница пролегла по речкам, делящим села пополам. Родственники и кумовья имели вредную привычку ходить друг к другу в гости. Этот устаревший обычай весьма способствовал получению очередных званий и внеочередных отпусков тружениками винтовки и овчарки. Простодушные селяне долго не могли взять в толк, что гульнуть на свадьбе у родни есть измена Родине и подрыв основ.

Профессией пограничника стала охота на своих. Все, что движется в зоне границы, рассматривалось как цель и добыча.

Но только в пятидесятые годы дело было поставлено на индустриальную основу. Телефоны, автоматы, прожектора и радиолокаторы. Закрытые приграничные зоны. Вспаханная контрольно-следовая полоса. Минные поля и сигнальные ракеты.

И вот тогда побежали с выдумкой. С народной смекалкой. Побежали творчески.

В порядке дальнейшей заботы о благе народа партия велела КБ Яковлева разработать легкомоторный маломестный самолет для нужд народного хозяйства. Так появился «Як-12». Трубадуры протрубили о воздушном такси для счастливых тружеников. Летчик и три пассажира. Самолет надежен, прост, садится на любой луг.

Этот сволочной самолет не хотел садиться на любой луг. Он часто хотел садиться на заграничный луг. Три пассажира сообщали пилоту, что следующая станция — Стокгольм. На бреющем полете поганая этажерка не бралась радарами. А троим сговориться просто: три товарища, одна семья и т.д. — и никаких подозрений.

Выпуск серии прекратили. Службу воздушных такси расформировали. Виновным отвернули головы. И приняли решение, что советские люди должны летать якобы по десять на «Ан-2». По проверенным маршрутам.

С застарелой ненавистью красного кавалериста к аэроплану маршал Ворошилов ликвидировал аэроклубы. Он в это время курировал ДОСААФ, и комсомольцам-добровольцам оставалось только летать без мотора на планере или прыгать более-менее сверху вниз с парашютом. Но самопроизвольные передвижения по горизонтали были прекращены после того, как пара юных асов нарушила священную границу. Нам разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор совсем не для того, чтобы всякая шваль могла сбежать из родного лагеря.

Но рожденные летать отлично научились ползать. Чемпионом по уползанию с Родины можно считать парнишку, который в начале семидесятых прополз чуть не километр по дренажной трубе и выполз из советской Карелии в независимую Финляндию. Он полз по уму. Он хронометрировал проход пограничного наряда и издали чертил подобные треугольники, определяя длину своей трассы. Он разделся догола, обмазался солидолом для тепла и скользкости, выпил водки для бодрости и согрева, привязал резиновый мешок с одеждой к ноге и пополз, сняв с советской стороны трубы заранее спиленную решетку. В ледяной родниковой воде, текущей в трубе ручейком, он добрался до

www.kommersant.ru

Уезжает еврей из России. В руках клетка с попугаем. На таможне его…

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

anekdot.livejournal.com

Тушкой или чучелом? - Записки инвестора — ЖЖ

Да простят мне мои читатели пост на злободневную тему в журнале, обычно очень далеком от политики, и за очень бородатый, еще времен СССР, анекдот:
    СССР. Аэропорт. Таможня.

    Старый еврей, получивший долгожданное разрешение на выезд, проходит таможенный контроль, неся в клетке большого попугая. Таможенник на контроле сообщает ему, что живых птиц провозить через границу нельзя.

    - Но это же мой старый друг, я прожил с ним не один десяток лет, как же быть? - растерянно бормочет эмигрант...

    - Нет, живьем нельзя! - непреклонен таможенник. - Но, если хотите, правила разрешают вывезти его тушкой или чучелом.

    Хозяин чрезвычайно расстроен. Попугай слушал-слушал, да и говорит:

    - Фима, хоть тушкой, хоть чучелом, но валить отсюда надо!


Я это к чему?

Да просто этот анекдот очень живо напоминает мне происходящее сейчас на Украине. Там сейчас активно решают, как именно валить – тушкой или чучелом?

Казалось бы, разрешение на выезд получено. Но в последний момент выяснилось, что других вариантов выезда таможенники по обе стороны границы (и не только в России, но и в Европе тоже) не предлагают.

И что теперь перевесит - инстинкт самосохранения или стремление к свободе хоть тушкой, хоть чучелом?

Попробуем предсказать итог путем голосования.

Какой вариант победит на Украине?

Я - за инстинкт самосохранения

27(56.2%)

Я - за свободу хоть тушкой, хоть чучелом

21(43.8%)

Ближайшие встречи, семинары, вебинары:
11 декабря - бесплатный вебинар Галины Парусовой "Как самому купить квартиру и не пожалеть об этом?"
17 - 18 декабря - вебинар Сергея Спирина "Личный инвестиционный план"

ЖЖ-сообщество Личные финансы

fintraining.livejournal.com

«Дайте другой глобус!» Советские анекдоты об эмиграции

Помните: «Хоть тушкой, хоть чучелком, но сваливать отсюда надо»? Если забыли, читайте эту подборку ностальгических анекдотов об эмиграции.

Конец 70-х, самолет Москва-Париж. Незадолго перед посадкой в салон входит стюардесса и говорит:

— Мадам и месье, товарищи, скоро наш самолет приземлится в парижском аэропорту. Когда вы окажетесь на французской земле, вам наверняка понадобится о чем-то спросить у местных. Я готова перевести ваш вопрос на французский. Прошу.

Один из пассажиров спрашивает:

— Как будет по-французски «Как пройти к Эйфелевой башне»?

Стюардесса перевела.

Спрашивает второй:

— Как будет по-французски «Сколько стоит чашка кофе»?

Стюардесса перевела.

Спрашивает третий:

— Как будет по-французски «Вы очень красивая девушка, я хотел бы с вами познакомиться»?

Стюардесса перевела и этот не вполне соответствующий моральному кодексу вопрос. Тут вдруг робко подает голос неизвестно как оказавшийся на борту авиалайнера пожилой еврей:

— Извините, а как будет по-французски «Где тут у вас дают политическое убежище»?

Поднимается мужик в кожаной куртке, сурово глядит на еврея и спрашивает:

— А вам зачем?

— Боже упаси, — отвечает пожилой еврей. — Мне это совсем незачем. Я просто хотел деликатно выяснить, кто у нас старший группы.

***

В роддоме всеобщее возмущение: к еврейским роженицам врачи и персонал относятся явно лучше. Главврач обращается к скандалящим женщинам:

***

— Товарищи мамаши, будьте сознательными гражданками! У них продукция на экспорт!

80-е годы. В аэропорту Шереметьево евреи-эмигранты ждут самолёт на Вену.

По радио объявляют:

— В связи с вылетом в Париж делегации ЦК КПСС рейс на Вену задерживается.

Ещё через час:

— Рейс в Вену откладывается в связи с вылетом в Рим делегации ВЦСПС.

Рабинович говорит приятелю:

— Слушай, Фима, если они все улетают, может, нам остаться?

***

Еврей объясняет в ОВИРе, что две причины заставляют его уехать в Израиль:

— Первая причина — мой сосед говорит мне: «Погоди, жидовская морда, как только Советская власть кончится, я тебя в тот же день зарежу!».

— Чего же вам бояться? Ведь Советская власть никогда не кончится!

— Вот, вот! Это и есть вторая причина.

***

— Сколько у нас всего евреев? — спрашивает Брежнев Косыгина.

— Миллиона три — четыре.

— А если мы им всем разрешим уехать, многие захотят?

— Миллионов десять — пятнадцать.

***

Плакат в ОВИРе: «Еврейская жена не роскошь, а средство передвижения!»

***

Эмигрант эпохи 70-х, навсегда покидающий пределы СССР, проходит таможенный досмотр. Таможенник обращает внимание на попугая, которого хозяин вывозит с собой на ПМЖ. «А сколько лет вашей птичке?» – «Триста». – «Э-э, нет! Если ему триста лет, значит, он представляет историческую ценность для государства и вывозу не подлежит». – «Но как же быть?!» – «Ну, вот если, к примеру, чучелом, или хотя бы тушкой…» — «Но ведь это наша семейная реликвия, его еще мой прадед приобрел…» – растерянно объясняет эмигрант. «Нет, живьем нельзя!» – категорично заявляет таможенник, на что «попка» рассерженно хрипит: «Слушай, Хаим, хоть чучелом, хоть тушкой, но сваливать отсюда надо!!!»

***

Объявление: «Меняю трехкомнатную квартиру в Москве на двухкомнатную в Париже. Возможны варианты».

***

Советские евреи делятся на храбрых и отчаянных. Первые уезжают, вторые остаются.

Источник

storyfox.ru

НЕЧТО ТУРИСТИЧЕСКОЕ. «ХОТЬ ТУШКОЙ, ХОТЬ ЧУЧЕЛОМ…» » Перуница

НЕЧТО ТУРИСТИЧЕСКОЕ. «ХОТЬ ТУШКОЙ, ХОТЬ ЧУЧЕЛОМ…»
В пятом классе учительница географии затеяла игру: расскажи о местах, в которых мечтаешь побывать – может, не сейчас, а будущем, когда вырастешь. Я, помнится, сказала: в Афинах, в Риме и на озере Байкал. Мама, когда узнала о моих мечтах, отнеслась к ним довольно скептически: «На Байкале, - сказала она, - ты наверняка побываешь, а вот в Афинах и в Риме – ну, если очень повезёт». Оно и понятно: в нашем окружении никто ни по каким заграницам не ездил. Отец вообще был семь лет невыездным, потому что посетил однажды по работе Байконур.

«И всё сбылось и не сбылось», как пелось в песенке моего самого раннего детства: я несколько раз была в Риме, и в Афинах тоже была, а вот на Байкал так и не попала. Как-то не собралась.

Бывшие советские люди, когда открылась такая возможность, жадно ринулись за границу. Огромное желание туда ездить – было всегда. Меня, по правде сказать, оно даже удивляло своей огромностью и бескомпромиссностью. За границу рвались, по старинному анекдоту о попугае, «хоть тушкой, хоть чучелом». Помню, в пору своей недолгой службы в Минвнешторге я обогатилась таким речевым оборотом: «Н. Уехал в длительную командировку в Италию». – «А сколько он ждал?» То есть, находясь в этой стране, можно только с нетерпением ждать истинной жизни, которая наступить только там, в загранице, прекрасной и недоступной. «Из заграниц не вылазит» - восхищённо-завистливая похвала удачливому карьеристу советской эпохи. Впрочем, возможность путешествовать привлекательно для всех народов, недаром ценима работа, связанная с интересными поездками, компании устраивают премиальные путешествия для отличившихся сотрудников. Поэтому ничего удивительного в том, что, когда границы открылись, все, кто мог, ринулись за кордон.

В одночасье выросли турагентства, а там подтянулись и умельцы, которые грамотно оформляют «портфолио» туриста: фотографии и сувениры с роскошных экзотических курортов, чтоб предъявить родне и сослуживцам, в то время как клиент разумно отдохнул в бюджетном Египте. Вопрос «быть или казаться» современный человек однозначно решает в пользу «казаться».

В какую страну ни приедешь – повсюду встречаешь соотечественников.

В английских летних языковых школах – квота на русских, 20%. Не будь её – заполонили бы всё, а у них полагается, чтобы «дети разных народов» говорили меж собой по-английски.

В Европе, в любом крупном торговом центре, - русская речь. В загородных «аутлетах», центрах по продаже марочных товаров по сниженным ценам, много русских продавщиц – их специально берут для обслуживания русских покупателей. Это тебе не немцы, не французы, которые душу вытрясут, а потом купят одну майку. Русские уж если «скупляются» – то всерьёз. В мае мы вывозили в Венецию восемьдесят лучших продавцов нашей компании, так по возвращении почти все платили в аэропорту за перегруз.

Мы, по нашему народному обычаю, всё ноем и жалуемся, а за границей меж тем за русскими закрепилась репутация богатых и платежеспособных. И праздных. Как-то приехали мы во Франкфурт-на-Майне на нашу профессиональную выставку. Садимся в такси. «Баден-Баден? Отдыхать?» - светски осведомляется таксист. – «Работать. На выставку», - отвечает мой коллега. – «Да разве ж русские работают?» - вполушутку спрашивает таксист. Что тут скажешь? Иногда простые люди улавливают больше, чем тьма высоколобых аналитиков.

Конечно, процент праздных заграничных курортников среди всего населения – невелик. Но и не мал. И прогуливаем мы советское наследие со вкусом и с размахом: «Ах, Франция! Нет в мире лучше края».

ЧТО ПРИВЕЗЛИ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ?

Чему нас научили заграничные поездки? Вообще-то поездки по миру – дело поучительное, развивающее. Недаром в высших кругах в старину молодой человек, окончив учение, нередко отправлялся за границу – посмотреть, как люди живут, чему-то научиться. И дело тут не в каких-то конкретных заимствованиях, хотя и они есть. Лично я многое там заимствовала для своей жизни. Камин в моём доме подсмотрен в Швеции, а садовые дорожки – в Турции. Сама идея постоянного проживания в пригороде пришла к нам из-за границы. До этого была либо дача, либо деревенская изба. А жили нормальные люди в квартирах. Теперь вот появился новый формат жилья - коттедж. Есть и таунхаусы. Многие проекты, если не большинство, срисованы с заграничных: это видно, например, по отсутствию навеса над входными ступенями, отчего их заметает снегом, по чересчур низкому цоколю. Вроде наших телепрограмм: с виду русское, а поскребёшь – американское.

Больше всего полезны путешествия, потому что они заставляют удивляться, будят собственную мысль.

Главное удивление – это западная повсеместная чистота. Когда-то она поразила Петра I, а потом те же чувства испытали тысячи наших путешественников. Мне до сих пор помнится россыпь пушистых, снежно-белых махровых полотенец в номере заурядной, трёхзведочной гостиницы в провинциальной итальянской Падуе. Может, и ничего в них не было, но уж больно не похожи они на наше вечно застиранное, посеревшее от равнодушия гостиничное бельё. Иногда мне даже хочется вернуться в тот падуанский «Отель Европа» и посмотреть на то, что меня некогда так впечатлило. Вообще, внимание к бытовым аспектам жизни и способность их организовать – вот что больше всего впечатляет в Западной Европе. Им не всё равно, как убирать, как жить. Нет высокого и низкого. Белое, чистое, светлое – этого у нас никогда не было. Нет его ни в Азии, ни в Африке (я имею в виду не гранд-отели для иностранцев, а нормальное жильё средних людей). В 90-х нам очень захотелось позаимствовать европейскую чистоту. Тогда родилось слово «евроремонт», и не только слово, но и соответствующее явление. Я же придумала и коммерчески раскрутила словцо «евроуборка», которое сыграло свою роль. Теперь то и другое в словарях должно идти с пометкой устар., потому что все ремонты сейчас – это евроремонты. И это, мне кажется, достижение: мы сделали хотя бы шаг к чистоте и порядку.

Ведь научиться чистоте – можно. Западноевропейцы, в прежние времена тоже жили в грязи – будь здоров. Русские хоть в бане мылись, а те – нигде. Так что не надо нам посыпать голову пеплом и поминать «немытую Россию» как некую природную константу. Немцы по природе вовсе не такие чистюли, как нам мнится. Говорят, научил их этому искусству Фридрих Великий, учение происходило из-под палки; потом привыкли. При возможности они и теперь мусорят не хуже нашего. Помню, однажды я оказалась на площади после народных гуляний во Франкфурте. Мусора там было по щиколодку. Правда, к утру не осталось ни одной бумажки. 2969

СТРАНЫ CВОИ И ЧУЖИЕ

А вообще есть cтраны твои и не твои. Мне кажется «нашей» вся северная Европа. Когда там находишься, то ощущаешь, что вокруг тебя некая усовершенствованная модель твоей родины. Как могло бы быть у нас, да, собственно, почему «могло бы» - оно и сейчас может. Конечно, климат и ландшафт способствуют такому восприятию. Однажды в Швеции я увидела под мостом электричку, и мне на миг померещилось, что вот если сесть на неё, то через пару остановок можно сойти на нашей подмосковной станции. Я даже в какой-то момент размечталась: вот купить бы островок под Стокгольмом. Или чуть подальше. Жить там в домике, ездить за покупками на моторке. Я родилась в Коломне на Оке, там моторная лодка была вполне реальным средством транспорта – во многом потому, что дороги были (и по сю пору остались) непроезжими. Затея эта, надо сказать, вполне реальная: островок под Стокгольмом стОит не дороже подмосковного участка соответствующего размера в не самой престижной зоне Подмосковья.

Я поделилась с нашим шведским поставщиком своей мечтой. Просто сказала, да и всё. Дело было вечером. А наутро Питер уже поджидал меня в гостиничном ресторане за завтраком с пачкой газет по недвижимости, где было много предложений по продаже островов. Острова такие, острова сякие, попадались даже с тёплыми подземными водами, которые используют для отопления, но эти, конечно, дороже. Бедный Питер! Он по шведской привычке всё понимает буквально. Его узкой германской душе (а шведы – германское племя) неведома сладость маниловски-обломовской мечты о дивно-несбыточном, особенно в области недвижимости. Решили – сделали, а не хотим делать – чего и мечтать? Нам такой подход к жизни скучен и не в кайф. А им, соответственно, непонятен наш главный национальный герой – Обломов. Сколько ни пыталась о нём рассказывать – вежливо улыбаются и не понимают. (Впрочем, один итальянец прочитал по моей наводке роман целиком, но это крайне нетипично: нормальный европеец роман XIX века прочесть не в силах). А вот легенда о призвании варягов шведам очень понравилась. «Такое часто случается и в корпоративном обиходе, - серьёзно прокомментировал тот же Питер. – Когда в компании перессорятся учредители и вообще управление зайдёт в тупик – часто приглашают топ-менеджера со стороны и договариваются во всём ему подчиняться. Поскольку он со стороны – у него свежий взгляд и нет никаких эмоциональных привязанностей. И такой менеджер порою вытаскивает бизнес из совершенно безнадёжного положения. Вот и с варягами, вероятно, так получилось». «А почему бы и нет?» - подумала я. Может, и не стОит придавать этой легенде какое-то особое значение? Ну, позвали, или не позвали – главное ведь как потом жизнь текла. А мы жуём её жуём уж который век: было? Не было?

В северной Европе много домов с башенками. В Амстердаме вообще огромное количество домов разных веков, напоминающих наш Исторический музей. Видимо, на наш северный вкус это – красиво. В коллективном бессознательном сидит идея терема, а терем он понятно, какой: вытянутый вверх и с башенками. Лужков в начале своего правления поощрял такие дома, даже термин возник – «лужковский стиль». Потом этот стиль был объявлен выдающейся пошлостью и чуть не национальным позором, и в историческую застройку там и сям принялись суетливо втыкать нечто нео-конструктивистское, чтоб, не дай Бог, не отстать от сегодняшних трендов западной архитектурной мысли. Вот это-то как раз и есть позор – копеечное, убогое низкопоклонство и нервное стремление чему-то там соответствовать.

Северная Европа для нас – родная. А вот южная – заграница. Странно: я не говорю ни на одном языке северной Европы (кроме, естественно английского), а в этих странах я – дома. А вот по-итальянски, например, говорю очень прилично, могу и по-испански, и португальский когда-то учила, а в той же Италии я – в гостях. Красиво, интересно, еда вкусная, а – чужое. Даже кровать по-другому стелют.

ЗАПАД ВОСТОКА И ВОСТОК ЗАПАДА

Кто-то из велемудрых немцев сказал, что Германия – это восток запада, а Россия – запад востока. Такая вот вполне немецкая диалектическая формула. Англосакс Киплинг, вряд ли владевший диалектикой, но изрядно потолкавшийся среди разных народов, однозначно считал русских самым западным из восточных народов. Скорее всего, так и есть: в душевной глубине у нас больше Востока, чем Запада. Мы сами себя сбиваем с толку внешними западническими ужимками – бытовыми и политическими.

Поэтому, побывать на настоящем Востоке русскому очень поучительно. Я несколько лет назад даже попыталась учить китайский, но сломалась: между делом, как некогда испанский, его не выучишь. В континентальном Китае я была лишь раз, на знаменитой международной выставке, плюс пару раз в Гонконге, на наших отраслевых выставках.

Первое, что бросилось в глаза – дети в пионерской форме (белый верх, тёмный низ) и с красными галстуками. Здесь никакой десталинизации, вернее сказать, «демаоизации» не происходило. Имеется официальная точка зрения, что у Мао было 70% правильного, а 30 – ошибочного, а вообще он – великий человек. А народу предписано жить дальше и решать текущие задачи. Это мы от праздности двадцать лет жуём соплю о своей трагической истории и пилим опилки прошлого, а им некогда, они на стройке.

Успехи – впечатляющие. В Шанхае реализована, и даже с превышением, мечта Лужкова: «сити» из небоскрёбов. Небоскрёбы тут вырастают целыми рощицами. Муж приезжал в Шанхай лет пятнадцать назад и, говорит, ничего такого не было. И стало. Вот это-то и поражает.

Воздух в Шанхае тяжёлый, загрязнённый. По-моему, впрочем, не более чем в Москве, а может, слегка поболее. Дымят фабрики и фабричонки «мастерской мира». Когда-то, когда «мастерской мира» была Англия, Лондон тоже славился своим фирменным смогом. Но так или иначе, экологии в Китае внимание уделяется. Распространённая у нас мысль, что они только и делают, что загаживают свою территорию, - не верна. То есть по факту, наверное, загадили изрядно, но важен вектор развития, направление движения. Экология – это технология. Когда-то все технологии были грязными. Потом плохая, грязная технология мало-помалу замещается более чистой. Вероятно, так произошло бы и у нас, но мы решили наши экологические проблемы радикально: отказом от всякого производства и превращением фабрик в стильные лофты. Китайцы так не могут: они- пролетариат человечества, снабжающий нации-паразиты (к которым радостно примкнули и мы) предметами сверхпотребления.

В городе не грязно, метут, вывозят мусор. Незадолго до этого я была в Каире – никакого сравнения: Каир несопоставимо грязнее.

Где живут китайцы? Как и мы – в бетонных многоэтажках. Старые имеют убогий и обшарпанный вид – аккурат как наши пятиэтажки-хрущёвки и девятиэтажки-«брежневки». Новостройки глядятся побогаче, очень похоже на Москву. Когда мы подъезжали к городу на знаменитом скоростном поезде на магнитной подушке, мне на мгновение показалось, что я у нас в Выхине, настолько всё похоже.

Самое главное, что есть в китайцах, и чего нет в нас, - это готовность и способность трудиться. Мы трудиться отвыкли, хотя воображаем себя великими тружениками и любим при случае аттестовать себя трудоголиками. Особенно это почему-то любят кандидаты в депутаты местных органов. Мы ориентированы на отдых, а китайцы на труд, на заработок малой копеечки. Они себя не жалеют. «Социалки» у них фактически нет, за всё надо платить, и они зарабатывают, чем могут и как могут. Работать на заводе, от чего мы как народ фактически отвыкли, для них – вполне желанный и нормальный образ жизни. Оттого и результаты впечатляющие. А мы хотим, чтоб трудились условные «таджики», а драгоценные МЫ сидели по офисам «в контакте».
Народ, готовый работать, освоит и нано- и всякие другие технологии. А не готовый – забудет и то, что умел поколение назад, как это произошло с нами.
Но более, чем все нанотехнологии, меня впечатлил пошив обыкновенного костюма. Вернее, это у них обыкновенного, а у нас сшить костюм на заказ – целая трагедия. Просто никто не умеет. Есть, правда, в Москве такой «Королевский портной». У него костюм выходит по цене шубы, потому что, сняв мерки, они отправляют в Англию или в Италию. Потом полуфабрикат присылают для примерки, потом опять отправляют – в общем, смех сквозь слёзы. Срок, понятное дело, месяца три.

Теперь как это делается там, где люди хотят работать и зарабатывать. Мы оказались в центре, где продают шёлк. Дорогой центр, нацеленный главным образом на иностранцев. Так вот там можно на заказ сшить костюм, мужской или женский (пиджак, брюки, юбка, жилет, можно и пальто костюмного типа), за 24 часа. Без примерки. Материал продаётся тут же: кашемир с шёлком, подкладка – шёлк. С тебя снимают множество мерок, ты выбираешь фасон в каталоге, на следующий день привозят готовый костюм в гостиницу. Цена – по московским понятиям вполне бюджетная – до 400 долларов за брючный костюм (у меня вышло 378). За эту цену у нас в московских магазинах предлагается невнятная смесь вискозы с полиэстером на синтетической подкладке.

Мне кажется, причина тут в том, что народом нужно руководить. Направлять его в конструктивную, производительную сторону, взнуздывать, когда следует. Указывать, подавать пример, как надо действовать, и строго разъяснять, как не надо.

В Китае так и делают, сколь я понимаю.

В Пекине у нас в гостинице был подключён китайский канал, вещающий по-русски. Так вот там передавали, среди прочего, сериал «Морские ворота» с субтитрами по-русски. Изумительная вещь. Это просто соцреализм чистой воды. Вроде «Председателя» или, может, «Битвы в пути» - в общем, китайская «Поднятая целина». Серий там 140 с чем-то, мы посмотрели 2-3 из начала.

Сюжет такой: в уезд приезжает новый секретарь райкома. Как раз в это время партия дала установку на строительство «товарной экономики» - то, что мы называем «рыночной». Коммунисты в некоторой растерянности, но потом постепенно все втягиваются в новое дело. Секретарь Ли самолично торгует апельсинами, чтобы показать народу, что культурно торговать – вполне партийное дело. Постепенно в уезде формируется своя деловая элита: фабрикантка пуговиц из отходов пластика, владелец, кажется, теплицы. Трудностей много: кто-то завидует преуспевшим и стремится их подставить и оклеветать, чиновники пытаются вымогать взятки… Но секретарь Ли неуклонно идёт вперёд по начертанному партией пути, руководствуясь учением Маркса-Ленина-Сталина-Мао и укрепляя свою связь с массами. Насколько это художественно – мне судить трудно, но уж наверняка не менее, чем наши современные слезливо-криминальные сериалы. Разница лишь в том, что наши – расслабляют, а этот – мобилизует. Задаёт направление движения и ясно учит, «что такое хорошо и что такое плохо».

И изображены там простые трудящиеся люди, каких в нашем современном искусстве нет. Вообще. А ведь человеку уважение порою важнее хлеба… У нас их, простых тружеников, не уважают, и сами они себя не уважают. Ну и работают соответственно.

Когда-то в перестройку и у нас можно было вытолкнуть народ в труд. Году в 87-88, в эпоху кооперативов. Но для этого надо было народом руководить. Пресекать возможность любого нетрудового прибытка и поощрять прибыток трудовой. Пахать землю и растить свиней надо было учить народ, а не заниматься недостойным пронырством и финансовыми спекуляциями.

Но именно в ту эпоху российская власть в лице компартии и хозяйственного руководства – умыла руки и тем самым разрешило воровать и бездельничать, сопровождая это дело разнузданной болтовнёй. Так что именно Китай – это наша несостоявшаяся реализация.

Но любят наши люди больше Западную Европу.

ЗЕМЛЯ И ЛЮДИ

Увидев «картинку» западной жизни, наши путешественники начали понемногу понимать тамошних людей. И открыли, что они – другие. Ключевский рассказывает, что Александр I взял с собой Сперанского на Венский конгресс. Спросил: «Как тебе Европа?», на что тот ответил: «У них учреждения лучше, а у нас люди лучше». Лучше, конечно, смотря для чего, а другие - точно. Я постоянно наблюдаю, как в Европе любовь к тебе окружающих возрастает с уровнем отеля, в котором ты останавливаешься. Если отель пятизвёздочный – то и говорить нечего: отменной души человек. Стоит тебе брякнуть что-нибудь на местном языке, как все шумно восхищаются твоим умом и произношением. А вот если у тебя дела не ахти, то и отношение соответствующее.

Мы всё-таки пока видим перед собой человека, а не функцию. Помню, наш ирландский поставщик изумлённо благодарил меня за то, что я продолжаю с ним дружить несмотря на то, что он, попав под колесо кризиса, фактически потерял свой бизнес. А мне и в голову не приходило как-то изменить своё к нему отношение: ну не повезло человеку, сегодня тебе не повезло, а завтра мне, чего уж… Так что я вполне понимаю, за что Штольц любил Обломова.

Мы гораздо свободнее западных людей, и были всегда свободнее, потому нам и требуются внешние ограничения. А у европейца они – внутри. Он не говорит – он думает, как велено от начальства.

Одно время мой муж работал с голландским специалистом. Днём работают – вечером, как полагается, неспешная беседа за пивом. Муж мой, по обыкновению, начал излагать свои истинные мысли: все народы – не одинаковы, каждый должен заниматься своим делом и знать своё место, белые должны размножаться и не сдавать своего руководящего места. Голландец слушал всё это, изложенное на далеко не идеальном английском, подперев щёку, словно звучание райской музыки. Когда мой муж случайно отвлекался, голландец поощрял его: «Говори, говори! У нас тоже многие так думают, но только говорить у нас об этом нельзя».

Для опытного путешественника знаменитая фраза из песни «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек» наполняется новым смыслом. А ведь как издевались, дурашки, в Перестройку! Оказалось – чистая правда.

Вообще, безоговорочно восхищаться западной жизнью, как иностранными песнями, сподручнее всего тем, кто не понимает того и другого. А поймёшь – тянет к родному.

Впрочем, не всех тянет. У нас сформировался слой креативных метросексуалов, которые относятся к «Рашке» с высокомерной брезгливостью. Они – граждане мира, «всечеловеки», новые люди. На самом деле ничего нового в них нет: их психологию подробно описал Фонвизин в «Бригадире». Но они таких пустяков не читают, а потому им везде воняет. В метро воняет, в электричке воняет, в магазине – аналогичная история.

ПРИДЁТ ЛИ ВРЕМЕЧКО?

Придёт ли время, когда мы заинтересуемся родной страной? Думаю, это дело следующего поколения. Пока все нацелены на заграницу. Моя тульская приятельница, учительница английского – надомница, рассказывала: её ученица объехала cо своими буржуазными родителями многие страны, но ни разу не была… в Москве. Прямо из Тулы в аэропорт – и в Европы.

Нужно ли возрождать ( как у нас принято говорить по любому поводу) и развивать внутренний туризм? Нужно-то нужно, но дело это колоссальной трудности. По причинам климата, огромных расстояний, неумения обслуживать ни за какие деньги – люди будут предпочитать Турцию, Египет, Болгарию.

Вот сейчас хотят из Сочи сделать что-то феерически-галактическое. Пустейшая затея. Сочи было хорошо, когда не было выбора, а когда он есть – победит Турция. Из Сочи надо было делать не роскошный курорт ( всё равно выйдет дорого и глупо), а ровно обратное: базу бюджетного социального туризма и отдыха. Не гранд-отели там надо было громоздить, а дома отдыха матери и ребёнка, пионерские лагеря, базы для детсадов. Поставить государственную задачу, чтобы каждый ребёнок проводил две недели у тёплого моря, и работать в этом направлении – вот это было бы умно и перспективно. А гранд-отелей в мире и без нас довольно.

Конечно, нужно больше экскурсий по России. Начинать – с детей. Моя дочка до сих пор вспоминает, как она с воскресной школой ездила в монастырь в Павловском Посаде. Вот так просто: сели в электричку и поехали. Но начинать надо со школы, чтобы меньше вырастало продвинутых и креативных, которым воняет. Но это дело будущего. А сегодня в лесу под Коломной встречаются остатки древних стойбищ: совковых турбаз и пионерлагерей… А те, что поближе к Москве, давно застроены коттеджами.

www.perunica.ru

«Хоть тушкой, хоть чучелом…» - "Только что-то всё не так! Всё не так, ребята!" В. Высоцкий — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)

otto-valborg.livejournal.com

Хоть тушкой, хоть чучелом - sensei — КОНТ

Как часто в жарких интернет-дискуссиях в ход идет самый неотразимый аргумент: «Если тебе не нравится эта страна, то почему ты из неё не уезжаешь?» Логика понятна, но если остыть, то отлично понимаешь, что для каждого отдельного человека вопрос эмиграции, даже при наличии «внутреннего запроса», сугубо индивидуальный.

Очень часто тормозом являются семейные обстоятельства, а еще чаще ― желание-то есть, но не настолько сильное, чтобы решиться на кардинальное изменение своей жизни. Как правило, для такого шага нужно «дозреть». И тем не менее «дозревшие» всегда появляются. И наиболее четкий критерий «где лучше, где хуже» ― не высказанные мнения в Сети, а направление и масштабы миграционных потоков.

Ведь если кто-то «тяжел на подъем», то другие, наоборот, ищут «новые вызовы». Нередко срабатывает и классический стереотип «там хорошо, где нас нет». Кажется, что «там» сытно и благоустроенно, замучившие дома проблемы и негаразды отсутствуют в принципе и ради этой благополучной жизни (если не для себя, то для детей) стоит перетерпеть все тяготы эмиграции.

Чтобы перебраться в более благополучную и богатую страну, люди распродают все имущество и начинают на новом месте жизнь с нуля, осваивают чужой язык и чужие нравы, смиряются со статусом «понаехавших» (а от него никуда не денешься при любой политкорректности), проходят все круги ада миграционных служб, а часто и прут нелегалами.

Последним нередко до «места назначения» приходится добираться со многими проблемами и риском для жизни, а по прибытии многие годы жить под угрозой депортации, соглашаясь на самую низкооплачиваемую и грязную работу (впрочем, это чаще всего относится и к легальным иммигрантам). И тем не менее масштабы явления таковы, что для благополучных стран эмигранты стали настоящим бедствием.

Впрочем, есть, хотя и в неизмеримо меньших масштабах, и обратный поток: из богатых и благополучных стран едут в более бедные, если видят в последних больше возможностей для себя, развития своего бизнеса или же там более востребована специальность такого мигранта. Наконец, нередко люди, имеющие не требующий их постоянного присутствия стабильный доход, пенсионеры или рантье, перебираются в более комфортную для себя страну.

Переезд же из Крыма на «материковую» Украину сложно и эмиграцией назвать: несмотря на разные статусы, это более похоже на переезд в рамках одного государства. У переезжающего паспорт «принимающего» государства, да еще и льготы «вынужденному переселенцу»: не нужно осваивать язык, а нравы, обычаи и законы попросту родные.

Материальные вопросы также могут быть решены настолько легко, насколько это вообще возможно, ведь недвижимость в Крыму куда дороже, чем на Украине. Цены в провинциальном Симферополе (о приморских городах я и не говорю) соизмеримы со столичным Киевом и, если продав жилье в Крыму, купить аналогичное в Херсоне, останется и на сам переезд, и на многое другое. Аналогичная ситуация и с коммерческими активами. Проблемы при переносе бизнеса из Крыма на «материк» не выходят за рамки «рабочих».

Но, как показывает статистика, за прошедшие пять лет около 50 тыс. украинцев переехали в Крым и только 7 тыс. мигрировали в обратном направлении. Причем в последнем случае речь идет в основном о выехавших сразу после «крымнаш», когда, с одной стороны, проукраински настроенные крымчане боялись «ужасов оккупации», а с другой ― пребывали в эйфории от открывавшихся после Евромайдана перед Украиной «европерспектив» и боялись не оказаться на этом «празднике жизни».

Сейчас же ― тишина, случаи переезда на Украину носят единичный характер. Можно говорить об отсутствии как явления миграции всех трех приведённых выше типов. Да, у многих эйфория после воссоединения с Россией прошла, реальная жизнь со своими проблемами всегда прозаичней радужных ожиданий, напрягают сложности, связанные с фактической блокадой Крыма международными брендами, сложности с получением виз в западные страны (это причина того, что многие сохраняют украинские паспорта). Наконец, то, что в плане соблюдения законов и правопорядка Россия куда больше «Европа», чем «европейская» Украина, напрягает весьма многих, привыкших к прежней «вольнице».

И тем не менее даже «политические украинцы», коих осталось в Крыму не так уж мало, предпочитают страдать под игом оккупантов, рассказывая о его ужасах в соцсетях, терпеть «мову оккупантов». К слову, украинский язык не просто имеет в Крыму статус государственного: тамошние власти, называя вещи своими именами, заинтересованы в большем числе обучающихся на нем для демонстрации разницы подходов к языковому вопросу на Украине и в России.

Но число обучающихся на нем крайне невелико. По данным проукраинских активистов, ― 250 школьников на весь Крым. Люди просто не хотят отдавать детей в украинские школы и классы. И это очень серьезный показатель: если видишь будущее своих детей на Украине (независимо ― при возвращении Крыма в оную или в результате переезда на «материк»), то логично отдать их в украинский класс, тем паче что в повседневной жизни они пребывают в русскоязычном окружении. Т. е. и для своих детей украинское будущее практически никто из жителей Крыма не видит.

И еще про миграцию и визы. У живущих ныне на Украине, по их словам, нередко возникает ощущение выжженной земли вокруг себя: кого ни возьми ― все в Польше или в России. А много ли крымчан собирают клубнику на польских плантациях? Не слыхал о таких случаях, нет у них причин воспользоваться такими возможностями безвиза, который украинская пропаганда представляет как главное достижение постмайданной Украины.

Практически полное отсутствие мигрантов из Крыма, рассказы которых можно было бы предоставить как доказательство невыносимой жизни там, видимо, сильно напрягает украинский официоз. Ведь за отсутствием «фактуры» приходится довольствоваться историями типа вот этой, опубликованной под заголовком «Из путинского рая на Херсонщину бегут даже искалеченными».

«69-летняя жительница Харькова, погостившая у родственников в оккупированном Крыму, взяла такси, чтобы доехать до административной границы и оттуда добираться домой. Однако на шоссе Симферополь ― Джанкой ее такси столкнулось с микроавтобусом. Получив травмы и ощущая нешуточную боль, пенсионерка все же решила ни минуты лишней не оставаться в “путинском раю” и вообще не обращаться к крымским медикам.

Она перешла через КПВВ Чонгар, добралась до железнодорожной станции Новоалексеевка и уже там вызвала себе скорую помощь прямо в зал ожидания. Осмотрев ее, медики диагностировали у пациентки перелом нескольких ребер, черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга. Как она в таком состоянии вообще смогла передвигаться, людям в белых халатах осталось непонятно. Видать, очень уж путешественнице домой хотелось. Все вышло, как в старом анекдоте времен СССР, когда таможенник не выпускал в Израиль эмигранта с любимым говорящим попугаем, поясняя, что птицу можно вывозить только в виде чучела. “Чучелом, тушкой, а ехать надо!” ― кричал тогда попугай».

Непонятно, конечно, почему, если дело было исключительно в нежелании оставаться в «оккупированном Крыму» и обращаться к тамошним медикам, женщина не вызвала скорую прямо на КПВВ Чонгар? Куда логичней предположить, что она надеялась добраться домой, в Харьков, и там уже лечиться. И только на вокзале в Новоалексеевке поняла, что переоценила свои силы.

И похоже, проблему вознамерились решать на самом высоком государственном уровне. Президент Украины сообщил, что в Херсонской области планируется построить городок для переселенцев из Крыма, среди которых ― более 500 семей крымских татар. Соответствующие договоренности достигнуты во время его встречи с президентом Турции. «Мы хотим построить такой городок. В этом году мы должны начать это делать. С вашей стороны нужны коммуникация и контроль», ― подчеркнул Зеленский.

Кроме того, по его словам, на контрольном пункте въезда-выезда «Чонгар» на административной границе с временно оккупированным Крымом будет создан специальный хаб с развитой инфраструктурой для комфортного пересечения украинцами КПВВ, построены качественные дороги и обеспечено транспортное сообщение. «Моя идея в том, чтобы они увидели, как мы относимся к людям, к крымчанам. Ты приезжаешь, а здесь ― "город-сад". Чувствуешь разницу, ведь здесь все на высшем уровне: заправка, школа, детсад, дома».

Вот уж действительно, «хоть тушкой, хоть чучелом», но заполучить некое количество мигрантов из Крыма (татар). А то ведь в самом деле «неудобно получается»: кричишь на весь мир об «оккупации», о нарушениях прав человека, особенно крымских татар, об их притеснениях, а предъявить всегда сопровождающих такие процессы беженцев не получается. Под эту телевизионную картинку, нужно понимать, и затевается весь этот проект.

Но убедит ли кого-то из жителей Крыма «город-сад»? Крайне сомнительно. Человек всегда верит в то, во что он хочет верить, но даже у политических украинцев, живущих в Крыму (а большинство из них некоренные крымчане, сами энное время назад переехали в Крым с «материка»), не получается увидеть в современной Украине достаточно позитива, дабы решиться на переезд.

Вряд ли «потемкинская деревня» на 500 семей переломит ситуацию, а особую комичность проекту придает то, что даже его украинская власть реализует с турецкой помощью и на турецкие средства. Ведь сделать остальную Украину «на высшем уровне» турки явно не смогут.

Источник

cont.ws

Читать онлайн "Хоть тушкой, хоть чучелом" автора Веллер Михаил Иосифович - RuLit

Михаил Веллер

Хоть тушкой, хоть чучелом

9 июня 1935 года советскими властями был принят закон, устанавливающий смертную казнь за побег через границу. При этом родственники перебежчиков объявлялись преступниками

Был старый анекдот: турист задоставал экскурсовода своей простотой.

– А вот это кремлевская стена…

– А зачем на ней зубцы?

– Чтоб сволочь всякая не перелезала!!!

– Откуда?

Проведению всех великих социальных экспериментов всегда мешала несознательность народа. Это тупое быдло, не понимающее своей пользы, хотело жрать, пить, иметь собственность и безответственно высказываться по разным вопросам. А также норовило отвертеться от почетного права отдавать жизнь за царя, генсека и победу мирового коммунизма.

В ослеплении величием державы многие граждане думали, что эмиграцию изобрели большевики. Сначала они вынашивали свои замыслы в Швейцарии, а потом народ (буржуи, интеллигенты, ученые, белогвардейцы, офицеры и т.д.) драпал от них от Харбина до Берлина – во все стороны, где просвет видел.

Да нет. За двадцать лет, предшествовавших Первой мировой, из Российской империи эмигрировали почти шесть миллионов человек: украинцев, русских, евреев, поляков. В основном это были крестьяне. Ехали в США, Канаду, Аргентину, Австралию.

Надо сказать, что при проклятом царизме выдача загранпаспортов не была полуавтоматической процедурой. Ничего особенно хорошего от выезда своих граждан за границу российские верхи никогда не ждали. Это повелось еще с той поры, когда князь Курбский повел экспедиционный корпус в Польшу. Корпус ушел на запад, и еще долго Иван Грозный слал письма вслед, коря, совестя и уговаривая вернуться.

Разбегался народишко при Иване, разбегался при Петре. Безлюдели целые волости. Но только Коммунистическая партия, вдохновитель и организатор всех наших побед, пресекла этот бардак.

Впервые в истории страну обнесли колючей проволокой и окружили вооруженной стражей не для того, чтобы препятствовать проникновению чуждых элементов извне, а чтобы свои не разбежались из собственной страны. Государство по принципу зоны.

Маршировали строем и пели о счастье. А пограничники стерегли. Чтобы не перелезали отсюда туда.

Новая эпоха ознаменовалась новым героем. Герой носил фамилию Карацюпа. Вторым по значению героем стала его собака Ингус. Слаженный тандем наловил более четырехсот осквернителей государственной границы. Пресса захлебывалась от гордости и восторга: граница на замке! Деликатным молчанием обходились два вопроса: откуда взялось столько нарушителей на одного пограничника и что потом делал с ними самый гуманный в мире советский суд?

Фокус в том, что кое-где западная советская граница пролегла по речкам, делящим села пополам. Родственники и кумовья имели вредную привычку ходить друг к другу в гости. Этот устаревший обычай весьма способствовал получению очередных званий и внеочередных отпусков тружениками винтовки и овчарки. Простодушные селяне долго не могли взять в толк, что гульнуть на свадьбе у родни есть измена Родине и подрыв основ.

Профессией пограничника стала охота на своих. Все, что движется в зоне границы, рассматривалось как цель и добыча.

Но только в пятидесятые годы дело было поставлено на индустриальную основу. Телефоны, автоматы, прожектора и радиолокаторы. Закрытые приграничные зоны. Вспаханная контрольно-следовая полоса. Минные поля и сигнальные ракеты.

И вот тогда побежали с выдумкой. С народной смекалкой. Побежали творчески.

В порядке дальнейшей заботы о благе народа партия велела КБ Яковлева разработать легкомоторный маломестный самолет для нужд народного хозяйства. Так появился «Як-12». Трубадуры протрубили о воздушном такси для счастливых тружеников. Летчик и три пассажира. Самолет надежен, прост, садится на любой луг.

Этот сволочной самолет не хотел садиться на любой луг. Он часто хотел садиться на заграничный луг. Три пассажира сообщали пилоту, что следующая станция – Стокгольм. На бреющем полете поганая этажерка не бралась радарами. А троим сговориться просто: три товарища, одна семья и т.д. – и никаких подозрений.

Выпуск серии прекратили. Службу воздушных такси расформировали. Виновным отвернули головы. И приняли решение, что советские люди должны летать якобы по десять на «Ан-2». По проверенным маршрутам.

С застарелой ненавистью красного кавалериста к аэроплану маршал Ворошилов ликвидировал аэроклубы. Он в это время курировал ДОСААФ, и комсомольцам-добровольцам оставалось только летать без мотора на планере или прыгать более-менее сверху вниз с парашютом. Но самопроизвольные передвижения по горизонтали были прекращены после того, как пара юных асов нарушила священную границу. Нам разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор совсем не для того, чтобы всякая шваль могла сбежать из родного лагеря.

Но рожденные летать отлично научились ползать. Чемпионом по уползанию с Родины можно считать парнишку, который в начале семидесятых прополз чуть не километр по дренажной трубе и выполз из советской Карелии в независимую Финляндию. Он полз по уму. Он хронометрировал проход пограничного наряда и издали чертил подобные треугольники, определяя длину своей трассы. Он разделся догола, обмазался солидолом для тепла и скользкости, выпил водки для бодрости и согрева, привязал резиновый мешок с одеждой к ноге и пополз, сняв с советской стороны трубы заранее спиленную решетку. В ледяной родниковой воде, текущей в трубе ручейком, он добрался до того конца и стал пилить ту решетку ножовкой.

– Какие страдания, причиненные коммунизмом, подвигли вас на этот подвиг? – вопросили потрясенные западные журналисты.

– Да нет, я не против коммунизма, – смущенно ответил юный герой. – Просто жутко хотелось сходить когда-нибудь на яхте в кругосветку, а в СССР кто же меня пустит…

Чемпионом по улетанию отсюда к чертовой матери остается, видимо, лейтенант Беленко, дунувший во время планового учебно-тренировочного полета на своем «МиГе» прямиком в Японию. Мгновенно возник слоган: «В Японию – МиГом!» Гнусные япошки передали секретный истребитель для изучения подлым америкашкам. Командиры авиаполка, эскадрильи и замполит ознакомились с методикой допроса в органах госбезопасности. Старый лозунг «Комсомолец – на самолет!» обрел новый оптимистический смысл.

Чемпионом по убеганию можно считать простого украинского туриста, которого занесла нелегкая в места, где сала и горилки вовсе не нюхали, – в Северную Корею эпохи железного маршала и любимого отца, дорогого товарища Ким Ир Сена. Достопримечательностей в социалистической Корее много, но все они социалистические. В качестве таковой туристов ознакомили с демаркационной линией, до сих пор заменяющей полноправную госграницу.

– А там что?

– А там уже наши враги. Реакционная южная клика. Видите, в какой близости от них мы находимся?

– Действительно близко!

И украинец с безумной прытью понесся по линии перехода из одного мира в другой. Он уклонялся в стороны, футбольными финтами огибал часовых и прыгал через барьерчики. Наверняка он поставил мировой рекорд по бегу с пограничными барьерами. Достоверно известно, что вся северокорейская пограничная смена была направлена на исправление в деревню. Рис сажать.

Чемпион по уплыванию, пожалуй, оказался круче всех. В океанском круизе, вдали от берегов Юго-Восточной Азии, средь просторов необозримых Тихого океана он спрыгнул ночью за борт – и поплыл. Нет, он не с бухты-барахты спрыгнул. Он год изучал карты океанских течений. Разбирался в навигации по звездам и в розах ветров. Пытался запомнить, перерисовывал на кальку расположение самых мелких островков и атоллов, да чтоб рядом были морские пути. И вот теперь он надел ласты и поплыл потихоньку. А плавать он научился хорошо.

www.rulit.me


Смотрите также