Приглашаю присоединиться ко мне в следующих сервисах:

Анекдоты майор пронин


Капитан Пронин в опере: lovers_of_art — LiveJournal

Кадр из мультфильма "Капитан Пронин"


"Капитан Пронин" - российский четырёхсерийный мультипликационный сериал, главный герой которого русский супергерой, внук майора Пронина.
А кто такой майор Пронин помните?

Майор Иван Николаевич Пронин - персонаж ряда произведений писателя Льва Овалова, а также многочисленных советских анекдотов и других форм фольклора.

Убедившись, что слежки нет, "агент 007" прошмыгнул в общественный туалет, вытащил из кармана записку с заданием Центра. Выучив текст, порвал её на мелкие кусочки, бросил их в унитаз и спустил воду... но тут же в ужасе отпрянул: из унитаза на него смотрели умные, проницательные и немного усталые глаза майора Пронина.

Во время доклада Брежнева арестовали одного из присутствовавших в зале, который потом оказался шпионом.
- Как вам удалось распознать врага? - спрашивает майора Пронина Брежнев.
- Я руководствовался высказанным вами в докладе тезисом: 2Враг не дремлет!".

Фантомас забежал в туалет и закрылся в кабинке. Из унитаза показалась голова майора Пронина:
- Сдавайся, Фантомас! За меня весь народ!
- А за меня техника, - сказал Фантомас, нажимая на педальку.

Хрущев на банкете в Индии. Рядом с ним сидит очаровательная полуголая индийская танцовщица. Хрущев под столом поглаживает её колено. Танцовщица наклоняется к нему и шепчет на ухо:
- Товарищ Хрущев, пощупайте выше и не меняйтесь в лице: докладывает майор госбезопасности Пронин.


Кадр из мультфильма "Капитан Пронин в опере"

Привлечение зрителя в театр требует порой весьма нестандартных решений.

Капитан Пронин в опере - Четвёртая серия мультсериала о капитане Пронине (1994)

Так уж и быть - и все остальные серии тоже.)

Мультсериал "Капитан Пронин" (1992-1994)

lovers-of-art.livejournal.com

Немного о майоре Пронине - Мелкие Радости Жизни — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)

astrenata.livejournal.com

Анекдот №-10008585 Уважаемый майор Пронин! Вы очень тонко подметили, что все…

Уважаемый майор Пронин!
Вы очень тонко подметили, что все государственные служащие имеют между
собой нечто общее, но при этом сотрудникам спецслужб защита нужна
больше, чем скажем, сотрудникам служб социального обеспечения. Я
абсолютно с Вами согласна. Отсюда проистекает манера президента Путина
ездить по столице. Отсюда и необходимость специальной умственной
обработки для его и Ваших коллег. В целом она заключается в изменении
квалификации поступка. (Добрые поступки, понятно, в этом не нуждаются).
Это можно сделать разными способами. Рассмотрим, например, викингов.
Обычная их манера ходить в поход следующая. Они приплывают к селению
поморов и ждут, пока мужчины не уйдут в море на промысел. Тогда викинги
высаживаются и начинают грабить селение и уводить в рабство детей и
женщин. Практика, мягко говоря, сомнительная. Тогда для повышения
самоуважения в дружину включается вещий скальд, который это воспоет
старыми и прекрасными словами несколько иначе. Результат - нынешний
кинематографический и литературный образ викинга. Писатель Богомолов
демонстрирует этот прием в чистом виде, а Флеминг склонен иронизировать
над литературными штампами, но ни в коем случае не над самой работой
тайного агента. Еще можно выстроить систему "мы/они" не в пользу "их".
Один из лучших примеров, на мой взгляд, - повести писателя Владислава
Крапивина. По его творениям хорошо видно, как объединяются чистые
сердцем и душой мальчишки против жестокого и несправедливого мира
взрослых. Исключительно важна здесь, как я уже отмечала, личность Шефа -
с одной стороны, и готовность подчиненных дивиться его мудрости и
прозорливости - с другой. Слепое повиновение подразумевается, но должно
иметь оттенок сыновней любви. Я не сомневаюсь, что никто из сотрудников
спецслужб не проповедует в рабочее время конформизм: как Вы справедливо
отмечаете, такого проповедника отбракуют на первой же медкомиссии.
Сотруднику спецслужб просто неплохо от природы владеть искусством
безоглядно верить тому, кого всеобщее демократическое равенство возносит
над другими, если уж Вам претит термин "конформизм". В этой связи
следует вспомнить тезис о сборе ВСЕЙ информации... А садист агент 007
или нет - это далеко не так важно.
Спецслужбы не просто нуждаются в идеализации - это единственный способ
их существования, хотим мы того или нет.
А вообще-то, как заметил мой проницательный лучший друг, "Если он майор
Пронин - значит он не из КГБ". Это насчет нестопроцентного конформизма.
Но сетования по поводу многочисленных внешних ограничений - фирменный
знак "силовых структур".
Простите глупую блондинку за рептильный восторг перед Суперменом. Но так
трудно удержаться...
Дирндль

+-2–

www.anekdot.ru

Майор Пронин (персонаж) - фото, анекдоты, автор, Лев Овалов, внук капитан Пронин

История персонажа

Майор Пронин — персонаж романов писателя Льва Овалова, ставший героем бесчисленных баек и анекдотов. С годами он превратился в каноничный образ показательного милиционера, советского Джеймса Бонда, которому по плечу любое дело.

История создания персонажа

Романы о сыщике долго не выходили в печать: в СССР детектив считался низким жанром, и первые рассказы о Пронине были опубликованы в журнале «Вокруг света», а не в виде книг. До 1941 года Лев Овалов успел выпустить 7 рассказов и сборник «Приключения майора Пронина», прежде чем его арестовали. Писателя обвинили в том, что он разглашает секреты Лубянки. Доказать, что сюжеты были взяты исключительно из головы, а реального прототипа у Пронина нет, Овалову не удалось, и он получил 15 лет лагерей. Однако, едва выйдя на свободу, он опять засел за писательство, для безопасности скорректировав место и время действия романов: события первой полноценной книги о майоре «Медная пуговица» разворачиваются в Риге, оккупированной фашистами.

Причиной слегка иронического отношения публики к герою стало то, что писателю неизбежно приходилось вносить в романы «моральный элемент» с явным налетом официальной пропаганды. При этом сам Овалов, несмотря на громкую популярность романов, относился к ним снисходительно и не считал значимыми элементами своей литературной биографии.

Несмотря на присутствие политической пропаганды, истории о Пронине отнюдь не были ею перенасыщены. В предисловии автор даже извинялся за то, что его рассказы недостаточно поучительны. Его целью было предоставить читателю занимательное чтение, и чрезмерная назидательность помешала бы успеху романов.

Биография и образ майора Пронина

Иван Николаевич Пронин — смелый и терпеливый сыщик, чья изобретательность в поиске преступников стала основой для анекдотов. По сюжету он постоянно попадает в невероятные передряги, но с легкостью выходит из них целым и невредимым. В ранних рассказах упоминалось, что Пронин служит в чине капитана, позже он дослужился до полковника, однако в народной памяти навсегда остался майором.

Книги о майоре отличает атмосфера тайны, столь необходимая шпионской саге. Автор использовал в повествовании элементы нуарного детектива. Вечные антагонисты майора – империалистические агенты Роджерс, Блейк, Смит — кочуют из романа в роман, но одолеть их окончательно Пронин не может исключительно из необходимости дальнейшего развития сюжета.

Персонаж отличается тонким чувством юмора. Вершины своего ехидства Пронин достигает в романе «Голубой ангел»: его реплики полны скрытой иронии, хотя по сюжету он тяжело болен и до конца повествования плохо себя чувствует. Нередко он в насмешку выдает секреты расследования другим героям — домработнице Агаше, начальнику Евлахову, чекисту Железнову, понимая, что они лишены аналитического дара и не сумеют распорядиться полученной информацией.

В романах много отсылок к произведениям Артура Конан Дойля: на это намекает и общая характеристика героя, и сюжетные параллели. У советского майора есть и свой Ватсон — деятельный, но простоватый помощник Виктор Железнов.

С Шерлоком Холмсом и Эркюлем Пуаро Пронина роднит и то, что он холостяк. 30-е годы в СССР были временем возрождения и популяризации семейных идеалов, поэтому одинокий литературный герой выглядел нетипично, но причина холостого положения майора не в том, что он отвергает семью, и не в том, что ему не везет с женщинами, — просто загруженному работой разведчику некогда тратить время на личную жизнь. К тому же Овалову неинтересно было описывать любовные линии, а благополучный сразу во всех сферах герой стал бы очевидным перебором.

Майор Пронин в современной культуре

В 1992 году вышел мультипликационный сериал о приключениях внука знаменитого советского сыщика — «Капитан Пронин». Сам дедушка тоже эпизодически появляется в сериях. Мультфильм содержит десятки отсылок на американскую массовую культуру, например, в нем фигурируют дон Корлеоне, Дарт Вейдер и Джеймс Бонд. С 1992 по 1994 год вышло 4 серии, а позже по их мотивам авторы написали книгу в жанре пародийного детектива и выпустили компьютерную игру «Капитан Пронин: Один против всех».

В комедии Гайдая «Частный детектив, или Операция “Кооперация”» присутствует персонаж, пародирующий Пронина, — майор Казимир Кронин.

Цитаты

Первой формы будь достоин.
Враг не дремлет.
Люди сами по себе не вызывают подозрений, если только они не кретины и умеют держать себя в руках. Подозрение вызывают вещи, и поэтому чем меньше вещей, тем лучше.

Библиография

  • 1938 — «Приключения майора Пронина».
  • 1939 — «Синие мечи»
  • 1939 — «Зимние каникулы»
  • 1939 — «Сказка о трусливом черте»
  • 1940 — «Куры Дуси Царевой»
  • 1940 — Agave mexicana
  • 1940 — «Стакан воды»
  • 1941 — «Голубой ангел»
  • 1958 — «Медная пуговица»
  • 1962 — «Секретное оружие»
  • 1996 — «Супермент — Триллеры о капитане Пронине»

Фильмография

  • 1992 — «Капитан Пронин»

24smi.org

Майор Пронин - это... Что такое Майор Пронин?

У этого термина существуют и другие значения, см. Пронин.
Майор Пронин
Создатель: Лев Овалов
Произведения: «Синие мечи» (1939) • «Куры Дуси Царёвой» (1940) • «Секретное оружие» (1962)
Пол: мужской
Семья: Капитан Пронин

Майо́р Про́нин — персонаж нескольких произведений писателя Льва Овалова, а также многочисленных советских анекдотов и других форм фольклора. Собирательный образ советского милиционера-чекиста, который часто попадает в невероятные ситуации, выходя из них живым и невредимым (ср. агент 007, агент 00X). В некоторых произведениях фигурирует в звании капитана, в песне Евгения Калашникова «Мы однажды с другом Васей…» — полковника. Также может фигурировать как инспектор.

Знаменитые фразы майора Пронина: «Первой формы будь достоин». «Враг не дремлет». «Майор Пронин».

Произведения о майоре Пронине

Овалова Льва Сергеевича:
  • «Приключения майора Пронина».
  • 1939 — «Синие мечи» (рассказ)
  • 1939 — «Зимние каникулы» (рассказ)
  • 1939 — «Сказка о трусливом чёрте» (рассказ)
  • 1940 — «Куры Дуси Царёвой» (рассказ)
  • 1940 — «Agave mexicana» (рассказ)
  • 1940 — «Стакан воды» (рассказ)
  • 1941 — «Голубой ангел» (повесть)
  • 1958 — «Медная пуговица» (роман)
  • 1962 — «Секретное оружие» (роман)
Барсукова Александра Владимировича:
  • 2007 — «Письмо в никуда — 1085—1086» (из «Письма в никуда» — 108")[1]

Примеры анекдотов

  • Убедившись, что слежки нет, «агент 007» прошмыгнул в общественный туалет, вытащил из кармана записку с заданием Центра. Выучив текст, порвал её на мелкие кусочки, бросил их в унитаз и спустил воду…но тут же в ужасе отпрянул: из унитаза на него смотрели умные, проницательные и немного усталые глаза майора Пронина.
  • Во время доклада Брежнева арестовали одного из присутствовавших в зале, который потом оказался шпионом.

— Как вам удалось распознать врага? — спрашивает майора Пронина Брежнев. — Я руководствовался высказанным Вами в докладе тезисом: «Враг не дремлет!»[2]

  • Фантомас забежал в туалет и закрылся в кабинке. Из унитаза показалась голова майора Пронина:

— Cдавайся, Фантомас! За меня весь народ!

— А за меня техника, — сказал Фантомас, нажимая на педальку.

  • Хрущев на банкете в Индии. Рядом с ним сидит очаровательная полуголая индийская танцовщица. Хрущев под столом поглаживает её колено. Танцовщица наклоняется к нему и шепчет на ухо: — Товарищ Хрущев, пощупайте выше и не меняйтесь в лице: докладывает майор госбезопасности Пронин.

См. также

Примечания

dic.academic.ru

Читать онлайн книгу «Приключения майора Пронина» бесплатно — Страница 1

Лев Овалов

Приключения майора Пронина

От автора

Книжка эта написана сравнительно давно, но, как мне думается, до сих пор не утратила интереса для читателей.

В годы, предшествовавшие Великой Отечественной войне Советского Союза против гитлеровских захватчиков, в числе моих друзей был майор Пронин – Иван Николаевич Пронин, работник органов государственной безопасности.

Мы познакомились при странных, можно сказать, даже трагических обстоятельствах, о которых я, возможно, тоже расскажу в свое время.

Пронин всегда пользовался моим большим уважением и доверием, и в затруднительных случаях я не хотел бы иметь лучшего советчика и друга.

В дни нашего знакомства Пронину было около пятидесяти лет. Правда, он уже начал тогда полнеть, виски у него серебрились; когда он смеялся, возле глаз и губ образовывались морщинки, и все же он выглядел бодрее и здоровее иного юноши.

В характере у него было много привлекательных черт, хотя они не сразу бросались в глаза. Он всегда был спокоен, но это не значило, что у него железные нервы, правильнее было сказать, что его спокойствие – умение владеть собой. Он был очень простой человек, но это не значило, что он не способен был хитрить… Впрочем, я мог бы долго перечислять его достоинства. Мне казалось, что при ближайшем знакомстве Пронин не мог не нравиться, и, во всяком случае, лично мне он нравился совершенно определенно.

Через Пронина познакомился я и с его помощником – Виктором Железновым. Что касается моего отношения к Железнову, то мне остается только повторить старую французскую поговорку: друзья ваших друзей – наши друзья.

Иван Николаевич не любил рассказывать ни о себе, ни о своих приключениях. Однако кое–что мне довелось слышать и записать. По моему мнению, рассказы эти не лишены занимательности и поучительности, и часть из них я решился отдать на суд читателей.

О том далеком времени, когда Пронин только что стал чекистом, он рассказывал охотнее, поэтому и форма трех первых рассказов в виде повествования от первого лица несколько отличается от последующих, хотя все шесть рассказов, как увидит читатель, связаны между собой некоторой последовательностью. Несколько особняком от них стоит повесть «Голубой ангел», в которой описаны события, происшедшие почти перед самой войной. Эта повесть, как мне кажется, интересна не столько сама по себе, сколько тем, что она полнее и глубже характеризует самого Пронина.

Вскоре после опубликования этих рассказов началась Великая Отечественная война. Она разлучила меня с Прониным, мы оба очутились в таких обстоятельствах, что не только лишены были возможности поддерживать друг с другом какую–либо связь, но просто потеряли друг друга из виду.

Наступили события столь грандиозные и величественные, что судьбы отдельных людей, и тем более рассказы о них, невольно отодвинулись в тень…

Но вот справедливая война советского народа за свободу и независимость своей Родины окончилась победой, страна перешла к мирному строительству, и люди вновь начали находить друг друга.

Спустя большой, я бы сказал, очень большой, промежуток времени жизнь снова столкнула меня с Иваном Николаевичем Прониным.

Что делает и где работает Пронин сейчас – это уже статья совсем особого порядка и рассказывать об этом надо тоже совсем особо, но наша встреча оживила стершиеся было в моей памяти воспоминания, ожили полузабытые рассказы, и майор Пронин, сдержанный и суховатый Иван Николаевич Пронин предстал передо мной в новом и еще более привлекательном свете.

Может быть, какой–нибудь придирчивый критик и скажет, что в рассказах много занимательности и мало назидательности… Однако мне думается, что у Пронина есть чему поучиться и есть в чем ему подражать.

Повествуя о приключениях майора Пронина, я пытался не скрыть от читателей ни его рассуждений, ни его мыслей, особенно о тех качествах, какими должен обладать хороший разведчик.

Первое и основное из них – честное, самоотверженное служение Родине, беззаветная преданность делу коммунизма и затем железная дисциплина, высокая культура и сочетание в своей работе точного математического расчета и богатого воображения.

Разумеется, собственные имена и некоторые географические названия заменены в книжке выдуманными, но что касается остального – все близко к истине, и если автор сумел передать читателям это ощущение правды, он будет считать свою скромную задачу выполненной.

1957 г.

Рассказы майора Пронина

Синие мечи

1

Тяжелое лето выдалось в 1919 году. Колчак разорял Сибирь, Деникин приближался к Харькову, Юденич угрожал Петрограду. Не дремали враги и в тылу: близ Петрограда началось контрреволюционное восстание…

В конце июня, незадолго до занятия деникинцами Харькова, был я в бою тяжело ранен. Признаться, не рассчитывал больше гулять по белу свету, но меня отправили в Москву, выходили, и в августе я уже смог явиться для получения нового назначения.

– Так и так, – говорю, – считаю себя вполне здоровым и прошу откомандировать обратно на фронт.

– Отлично, товарищ Пронин, – говорят мне, – только поедете вы не на фронт, а в Петроград, поступите в распоряжение Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

Не сразу понял я характер порученной мне работы. Товарищи мои, думаю, кровь на фронтах проливают, а меня в тылу оставляют. Решил, что меня после ранения щадят и хотят мне дать время окрепнуть.

– Очень хорошо, – говорю. – Разрешите идти?

– Получите путевку, – говорят, – и можете отправляться.

Приехал в Петроград, явился в Чрезвычайную Комиссию, послали меня к товарищу Коврову.

Расспросил Ковров меня – кто я и что я… Ну а что я тогда был? Мастеровой, солдат – вот и все мои звания. Исполнилось мне двадцать семь лет, царскую войну провел в окопах, на фронте вступил в партию большевиков, добровольцем пошел в Красную Армию, знаний никаких, человек не совсем грамотный, одним словом – не клад. Все, что умел делать, – винтовку в руках держать и стрелять без промаху.

Значит, расспросил Ковров меня и говорит:

– Отлично, товарищ Пронин, пошлем мы вас на разведывательную работу.

Обрадовался я, думаю – на фронт пошлют, на передовые линии: в разведку я всегда охотно ходил.

– Терпение у вас есть? – спрашивает Ковров.

– Найдется, – отвечаю.

– Вот и отлично, – повторяет Ковров. – Нате вам ордер от жилищного отдела, идите на Фонтанку, номер дома тут указан, и занимайте комнату.

– Это зачем же? – спрашиваю.

– А все за тем же, – усмехается Ковров. – Вселяйтесь и живите.

– Ну а делать что? – спрашиваю.

– А ничего, – смеется Ковров. – Живите, вот и вся ваша забота.

Тут я рассердился.

– Что вы, – говорю, – смеетесь надо мной, что ли? Меня к вам работать послали, а не отдыхать. Я и так два месяца в лазарете пробыл, хватит.

– Нет, так не годится, товарищ Пронин, – отвечает Ковров, и даже переходит со мной в разговоре на «ты». – А еще военный! Разная бывает работа. Иногда посидеть да помолчать бывает полезнее, чем стрелять и сражаться. Особняк, в который мы тебя посылаем, принадлежал Борецкой, важной петербургской барыне. Живет она в нем и сейчас. Были у нее и поместья, и деньги в банках, и я даже понять не могу, как она за границу не убежала. Или не успела, или понадеялась, что большевики долго не продержатся. Особняк ее национализирован, но дело в том, что в особняке Борецкой хранится замечательная коллекция фарфора. После войны устроим мы в ее особняке музей, будем для рабочих и крестьян посуду по этим образцам делать, а пока имеется у нее охранная грамота от Музейного управления, и числится Борецкая, так сказать, надзирательницей над фарфором.

Слушаю я Коврова и ничего не понимаю.

– Ну а я тут при чем?

– Ты, – продолжает Ковров, – поселишься у нее. Квартира большая, авось найдется для тебя комната. Подозрителен нам ее дом, понимаешь? Давно за ним наблюдаем. Ни в чем она не замечена, не уличена, но… Надо, чтобы там свой человек поселился. Объясни ей, что, мол, ранен был, демобилизован, вышел в отставку, поправляюсь, живу на пенсию, вас беспокоить не буду…

– А дальше?

– Дальше ничего. Живи и живи. Из дому выходи пореже, со старухой не ссорься, а покажется что–нибудь подозрительным – приходи. Понятно?

Понимать, конечно, особенно нечего было, но не понравилась мне такая работа.

– А нельзя ли, – говорю, – все–таки на фронт?

Ковров только головой покачал.

– Дисциплина, брат, – подчиняйся и не огорчайся.

2

Пришлось подчиниться. Взял ордер, пошел на Фонтанку. Дом как

дом, поместительный, красивый – подходящий дом. Дверь высокая, резная. Позвонил. Открывает дверь старушка, глядит на меня через цепочку. Седенькая такая, в черном платье и, несмотря на голодное время, довольно–таки полная. Волосы назад зачесаны и на затылке пучком закручены. По моим тогдашним понятиям, она мне больше на купчиху похожей показалась, чем на важную барыню.

– Мне, – говорю, – гражданку Борецкую надо.

– Я и есть Борецкая, – отвечает она. – Что вам от меня, матросик?

А в матросики я попал за свой бушлат. Уезжая из Москвы, получил я ордер на обмундирование, а на складе ничего, кроме бушлатов, не оказалось. Так и пришлось мне вырядиться матросом, хоть и не был я никогда моряком.

Подаю ордер.

– Вот, – говорю, – послали до вашего дома…

– А известно ли вам, матросик, – говорит мне эта бывшая владелица дома, – что у меня охранная грамота на всю жилищную площадь имеется?

– Известно, бабушка, – говорю, – только куда же мне сейчас вечером деваться, жилищный отдел закрыт, а знакомых в городе не имеется…

– Где же вы, матросик, служите? – спрашивает она меня.

– Нигде не служу, – объясняю я ей, – я по инвалидности на пенсию переведен и прибыл сюда на поправку.

– А дрова вы колоть можете? – спрашивает она.

– Почему же, – отвечаю, – не поколоть…

– Так заходите, – говорит она, – все равно ко мне кого–нибудь вселят, такие уж теперь времена, а вы, кажется, симпатичный.

Впустила она меня в особняк, заперла дверь на засовы и цепочки, велела хорошенько вытереть ноги и повела по комнатам… Не приходилось мне видеть такой богатой обстановки в домах! На окнах шелковые занавеси, стены тоже обтянуты шелком, отделаны деревом, мебель полированная, украшена бронзой и позолотой, хрустальные горки, и всюду – на полках, на столах, на этажерках – стояла нарядная посуда: вазы, блюда, чашки и всякие разнообразные фигурки.

Провела она меня через эти роскошные комнаты, ввела в комнату попроще и поменьше, но тоже хорошо обставленную и, пожалуй, слишком нарядную для такого молодого человека, каким я в то время был.

– Вот, устраивайтесь, – говорит. – В этой комнате у меня племянник помещался. Он теперь под Псковом живет, в деревне. В учителя поступил. – Она помолчала, вздохнула. – Теперь я совсем одна…

Устроиться мне было недолго. Все мои вещи находились в небольшом фанерном чемодане, да и вещей было не густо.

Вечером старуха заглянула ко мне.

– Ну как, устроились? – спрашивает.

Осмотрела комнату, поглядела на мой жалкий скарб и только руками всплеснула.

– Белья–то у вас нет?

Принесла простыни, подушку, помогла устроить постель, чаю предложила.

– Давайте познакомимся как следует, матросик, – говорит. – Зовут меня Александрой Евгеньевной, живу я одна, скучно, может, нам и в самом деле будет вдвоем веселей.

3

Зажил я со старушкой в особняке. Тоска – хуже не выдумаешь. Стоит сентябрь, на улице сухо, солнышко светит по–летнему, дождей нет, а я инструкцию выполняю: сижу у себя на диване, брожу по комнатам, рассматриваю от скуки всякие тарелки да чашки и день ото дня все больше от безделья дурею. Выскочу на минутку на улицу, куплю в киоске газету, и обратно. Время тревожное… Колчака, правда, Красная Армия громит, зато Деникин Харьков занял, к Курску подбирается, в Петрограде о новом выступлении Юденича поговаривают… Сердце от беспокойства замирает, так бы и убежал на фронт!

Пошел получать паек, зашел к Коврову, говорю:

– Нет мочи. Если думаете, что я после ранения еще не поправился, так это глубокое заблуждение.

А он одно:

– Терпи.

Ну, я терплю… На всякий случай, в предвидении зимы, поставил у себя в комнате «буржуйку» – так тогда в Петрограде в шутку самодельные печки окрестили: люди жили в холоде, дров не хватало, это, мол, буржуи привыкли в тепле, с печками жить; связал из проволоки железный каркас, обложил кирпичами, сделал дымоход, словом, хозяйничаю честь честью… У старухи в комнате «буржуйку» тоже исправил, реконструировал, так сказать.

Зажили мы с Александрой Евгеньевной прямо как старосветские помещики. По вечерам я ее селедкой и картошкой угощаю, а она меня пшенной кашей. Чай пьем из самой что ни на есть редкой посуды. Она мне объясняет, рассказывает: севр, сакс… Я тогда, конечно, ни в чем этом не разбирался, но сижу, поддакиваю: посуда, правильно, красивая была. Никаких подозрений у меня в отношении старухи не было. Я тогда твердо решил: просто дали мне еще два месяца для поправки, и старуха только предлог. Да и какие могли быть у меня подозрения? Она тоже все дни дома сидит, никто к ней не ходит, читает книжки, со мной разговоры разговаривает да еще богу молится… Ну опять же подозрительного в этом ничего нет. Откуда она средства к жизни берет, тоже мне было ясно. Даже в те голодные времена в Петрограде водились скупщики всяких ценных вещей – картин, ковров, посуды. Вот старушка моя нет–нет да и продаст какую–нибудь чашку с блюдцем. К ней изредка заходили эти скупщики, и она мне объясняла, что продает не из коллекции, а из предметов, которые у нее в личном пользовании находятся. Хотя, признаться, если бы она даже из коллекции продала какую–нибудь тарелку, я бы на это дело сквозь пальцы посмотрел: чашкой меньше, чашкой больше, а за эти чашки платили пшеном, рисом, горохом…

Зайдет, бывало, скупщик, спрашивает:

– Нет ли старинного севра или сакса у вас?

Ну а старуха понятно что отвечает:

– Если заплатите пшеном или рисом, найдется…

Сколько раз я эти разговоры слышал и вниманье на них совсем перестал обращать.

У меня даже сон от тоски да от безделья испортился. Прежде я, бывало, спал как убитый. А теперь не то. Поужинаю со старухой, напьюсь чаю, лягу, и точно меня какой–то холод сковывает. Сплю беспокойно, сквозь сон какие–то голоса слышатся, шаги, шорохи. Утром просыпаюсь каким–то слабым, неуверенным…

В предвидении зимы занялся я заготовкой дров. Кто знает, думаю, сколько времени еще здесь проживу, а зимой мерзнуть неохота. Уеду – топливо старухе останется, она тоже не кошка, своей шерсти нет. Нашел я неподалеку, в одном из переулков, сад. С улицы не подумаешь, что за домом такой сад может быть. Деревья в нем всякие, кусты, скамейки и, главное, очень подходящий забор.

А вместо сарая дрова мы складывали в подвал под особняком, ход в него из дома шел, прямо из коридора.

– В нем винный погреб раньше помещался, – рассказывала хозяйка.

Бывало, схожу, выломаю две доски, нарублю их на плашки перед крыльцом и снесу в подвал.

Старуха и посоветовала подвал для дров приспособить.

– И под рукой, – говорит, – и не украдут.

Однажды прихожу в сад, а туда по дрова, разумеется, не один я ходил, и вижу: какой–то курносый паренек у забора пыхтит, тоже доски выламывает.

– Помочь? – спрашиваю.

– Отстань, – говорит, – сам справлюсь.

– А как тебя зовут?

– Витька.

– А сколько тебе лет?

– Тринадцать.

– Давай помогу.

– А ну!

Самолюбие не позволяет помощь принять. Рванул мой Витька доску на себя, – доска, правда, затрещала, но парень не удержался, бац на спину, доска его по лбу, на лбу – синяк, губы дрожат, вот–вот заплачет.

Думаю: надо его разозлить, а то заплачет, застыдится, убежит, и конец нашему знакомству.

– А доску эту, – говорю, – я у тебя возьму.

Вскочил мальчишка, ощерился, сразу о синяке забыл.

– А я тебя камнями забью, – говорит.

Поговорили мы с ним… Ничего, сошлись. Выломал я себе три доски, ему две, пошли обратно вместе.

– Ты где живешь? – спрашиваю.

– Здесь, на Фонтанке.

– А отец у тебя чем занимается?

– Отец на Путиловском заводе работает.

– А как же вы сюда, на Фонтанку, попали?

– А нас сюда из подвала переселили…

Вышли мы на Фонтанку.

– А где же ты здесь живешь? – спрашиваю.

– А вон, – говорит, – в большом доме, на втором этаже, там еще на двери вывеска: «Барон фон Мердер».

– Эх ты, барон! – говорю. – Идем ко мне, наколю я тебе твои доски.

Ну поломался он для приличия и согласился.

На другой день мы уже вместе по дрова пошли, потом зазвал я его к себе, и началась наша дружба. Я ему про войну рассказываю, о Красной Армии, о деникинцах, о Колчаке, вместе с ним револьвер свой чищу, целиться его научил, азбуке Морзе выучил, короче говоря: бери парнишку на фронт, он и там без дела не окажется. Виктор тоже в долгу не остался: начал меня арифметике обучать. Придет ко мне вечером уроки готовить, ну и сидим мы с ним вместе, решаем задачки всякие.

Александра Евгеньевна во мне души не чает. После того как я с Виктором подружился и начал с ним задачки решать, она, кажется, совсем убедилась в том, что я нахожусь в отставке и не знаю, как свое время убить.

4

Довелось однажды днем остаться мне в доме одному. Старуха ушла не то карточки какие–то получать, не то платок какой–то понесла на рынок на сахар выменивать. Сижу у себя в комнате и книжку читаю. Слышу – звонок. Пошел к двери, открываю.

Стоит на парадном мужчина. Бородка клинышком, серенькое пальтецо… Ничего особенного.

Взглянул на меня, хмыкнул почему–то и спрашивает:

– У вас для продажи саксонского фарфора не найдется?

Вижу – скупщик. За последние дни они что–то редко стали к моей хозяйке захаживать. Не захотел я упускать покупателя, дай, думаю, услужу хозяйке.

– Отчего же, – говорю, точь–в–точь как всегда отвечала Александра Евгеньевна, – найдется, если заплатите пшеном или рисом.

Незнакомец ухмыльнулся, сунул мне в руку какую–то записку и, не говоря больше ни слова, повернулся и скрылся за углом. Что–то непонятно!

Вернулся в комнату – размышляю и думаю, что не вредно мне эту записку прочесть. Разворачиваю. Написано не по–русски, а в углу будто бы два скрещенных меча синим карандашом нарисованы. Вижу – не моего ума дело.

Дождался старушку, у нас между собой условлено было – квартиру пустой не оставлять, и, ни слова ей не говоря, натянул бушлат, вышел на улицу и прямым ходом к Коврову.

– Так и так, товарищ Ковров, – говорю, докладываю все по порядку и подаю записку.

– Придется тебе, товарищ Пронин, – говорит он, – обождать здесь с полчасика.

Ушел он. Возвращается минут через двадцать и отдает записку обратно.

– Видишь ли, к моменту наступления Юденича на Петроград белогвардейцы подготавливают вооруженное выступление, – объясняет Ковров. – В городе много всяких контрреволюционных групп и группочек, хоть нити от них все тянутся в один штаб. Среди них есть организация, именующаяся «Синие мечи». А где собираются эти заговорщики, мы не знали. Понятно? Иди домой, отдай своей хозяйке записку, как будто ты здесь и не был, а сам следи там во все глаза…

Вернулся я домой, поговорил для видимости со старушкой о том о сем, тут Виктор ко мне пришел, я с ним о географии, о картах потолковал и только потом будто вспомнил и спохватился.

– Вы уж извините меня, Александра Евгеньевна, вам тут днем записку принесли, а я и забыл.

Она берет записку, тут же при мне ее читает и спрашивает:

– Разворачивали вы ее?

– Как же, – говорю, – извиняюсь, полюбопытствовал, думал, может, срочное что–нибудь…

– А кто же вам ее дал? – спрашивает она.

Я рассказываю все, как было. Спросил человек про фарфор, а я ему и ответил: ежели за пшено или за рис, то можно.

– Правильно ответили, – одобряет она. – А он что?

– А он ушел, – говорю. – Это на каком же языке написано?

– На английском, – объясняет она. – В записке он просит меня отобрать чашки с такой маркой, как здесь указано, а зайдет он за фарфором позже.

Тут она идет к себе в комнату, приносит оттуда чашки, и действительно на донышках чашек изображены такие же точно мечи, какие нарисованы на записке. Признаться, тут я даже подумал – не переборщил ли Ковров в своей подозрительности: мечи и впрямь оказались фабричной маркой.

Ну напились мы втроем чаю из этих самых чашек, Виктор пошел домой, а я лег спать.

5

Дня через три заходит ко мне вечером Александра Евгеньевна, такая довольная, веселая, приветливая.

– А у меня, Иван Николаевич, радость, – говорит она. – Ко мне племянник в гости приехал. Помните, я вам рассказывала, который в деревне под Псковом учительствует. Приехал в командировку.

– Что ж, – отвечаю, – очень приятно будет познакомиться.

– И я рада, – говорит она, – что вы с ним познакомитесь, человек он славный, хороший, вы с ним сойдетесь.

Зовет она меня к себе в комнату.

– Вот, – говорит, – знакомься, Володя.

Здоровается со мной этот Володя… Парень высокий, статный, русый, глаза голубые, лицо бритое, голова под машинку острижена, одет в солдатскую гимнастерку, в ватные штаны, в яловых сапогах… По облику – помор, на севере часто встречаются такие рослые парни, по одежде – солдат.

– Вы почему же не на фронте? – спрашиваю.

– А у меня туберкулез, – говорит он. – В пятнадцатом году на германском фронте правое легкое навылет мне прострелили.

– Значит, вроде меня, – усмехаюсь, – на инвалидном положении?

– Да, – говорит, – вроде вас, только я не люблю без дела сидеть, в деревню отправился. Вот приехал сейчас за книжками.

– Долго думаете пробыть в Питере?

– Да дней пять, – отвечает.

Сидим, разговариваем, Александра Евгеньевна чай вскипятила, по случаю приезда племянника даже баночка с вареньем у нее нашлась, племянник сало привез, я селедку почистил… Пиршество по тем временам!

Напились мы чаю, наговорились.

– Вы уж извините меня, Иван Николаевич, – обращается ко мне старуха, – разрешите Володе у вас в комнате переночевать. Всегда он жил в этой комнате, да и прохладно в других, а я все–таки как–никак дама.

– О чем разговаривать, – говорю. – Места много, и мне веселее. Хоть на диване, хоть на постели его устраивайте.

Пошли ко мне. Старуха меня благодарит, о том, чтобы я кровать уступил, даже заикаться не позволяет, устроила племяннику постель на диване, попрощалась с нами, ушла.

Меня в сон клонит – мочи нет, разморило после еды. Поговорили мы еще о чем–то, лег я и точно в яму провалился. Ночью мне сквозь сон какие–то голоса мерещились, какой–то шум, грохот, но проснуться я был не в силах. Открываю утром глаза – племянника нет, руки и ноги у меня тяжелые, точно свинцом налиты. Заспался, думаю. Поднялся, умылся, пошел в подвал за дровами.

Старуха в коридоре шмыгает.

– Доброе утро, Александра Евгеньевна, – говорю. – Племянник–то ваш встал уже?

– Да, – говорит, – ушел по делам.

Натаскал я дров, сварил кашу, прибрал комнату, сижу, опять думаю, как бы убить время…

Тут приходит почтальон, вручает мне письмо, вызывают меня в военкомат в связи с переучетом. Думаю, быстро что–то, я и встал–то на учет без году неделя. Однако пошел… Ковров, оказывается, вызывает!

Являюсь к нему, а он глядит на меня и головой качает.

– Нехорошо, товарищ Пронин, – говорит. – Где это ты по ночам шатаешься?

– Как «где»? – говорю. – Как велено, безвыходно сижу у себя дома и абсолютно нигде не шатаюсь.

– А врать еще хуже, – говорит Ковров. – Были мы у вас сегодня ночью в гостях, замок у тебя на двери висел.

– Ничего не понимаю, – говорю я. – Всю ночь дома спал.

– И я тогда ничего не понимаю, – говорит Ковров. – Ночью произвели мы у твоей хозяйки обыск…

– То–то мне ночью голоса слышались, – перебиваю я его.

– Хотел я и твою комнату для видимости осмотреть, – продолжает Ковров, – подхожу к двери – на двери замок. Где, спрашиваю, гражданка Борецкая, ваш квартирант? Ушел куда–то, отвечает она, он часто по ночам отлучается. Замок, смотрю, у тебя на двери купеческий, таким только амбары запирать, не доверяешь, видно, старушке. Ну, твоя квартира есть твоя квартира, в глазах Борецкой особенно следовало подчеркнуть неприкосновенность твоего жилища. Осмотрели мы дом, за исключением одной твоей комнаты, и ушли…

– Позволь, – говорю я Коврову, – никуда я из дому не уходил. У меня еще племянник ночевал.

Ковров так и подскочил на месте.

– Какой племянник? Рассказываю…

– Э–эх! – говорит Ковров. – Провели нас с тобой, опростоволосились! По всем подозрительным домам искали мы в ту ночь крупного агента иностранной разведки… Понял?

– Вот сволочь, – говорю. – Племянник–то, значит…

– Ругаться нечего, – говорит Ковров. – В другой раз умнее будем. Спрятали они в твоей комнате человека. Одного только не понимаю, ведь мы и шумели, и ходили, и разговаривали… Как ты не услышал?

– И я не понимаю, – говорю. – Слышались мне сквозь сон голоса, только я так и не проснулся.

– Может, опоили они тебя чем–нибудь? – спрашивает Ковров.

– Не думаю, – говорю. – Ничего мы, кроме чая, не пили, а чай все трое пили одинаковый.

– Кто там разберет, – говорит Ковров. – Ты все–таки чай пей там поаккуратнее. Постарайся как–нибудь незаметно отлить малость этого чая и принести к нам… Сумеешь?

– Сумею, – говорю. – Теперь им меня провести не удастся.

– Только, смотри, вида не подавай, будто ты что–нибудь подозреваешь, – продолжает Ковров. – Не заметил, племянник никаких бумаг или оружия не привез?

Пожал я плечами, покачал головой…

– Привез, – говорю. – Лепешки да сало.

– Не говори так, – объясняет Ковров. – Они военное выступление в Петрограде готовят. Дело не шуточное! Иностранные разведчики не зря через фронт перебираются. У заговорщиков и план есть, и с белогвардейцами они в переписке! Это, брат, война…

Выдвигает он из стола ящик, достает булку, подает мне.

– Мать честная! – восклицаю я. – Булка!

– Да, – подтверждает Ковров усмехаясь. – Нашлись филантропы! Вчера из одного консульства целую сотню прислали в детский дом…

– Ну и что же? – спрашиваю я.

– А как ты думаешь, что может быть в такой булке? – в свою очередь спрашивает меня Ковров.

– А мы посмотрим, – говорю я, угадывая намек Коврова, и разламываю булку пополам, предполагая что–нибудь в ней найти. Но увы, это оказывается самая обыкновенная булка! На всякий случай выковырял я из одной половинки мякиш, но, кроме мякиша, так ничего и не нашел.

– Ничего, – разочарованно произношу я и вопросительно взглядываю на Коврова. – Ты как думаешь?

Ковров берет в руки выпотрошенную половинку, осторожно отгибает поджаристую корочку, и я вижу несколько небольших продолговатых предметов, лежащих под корочкой, точно бобы в стручке.

– Что это? – спрашиваю.

– А капсюли для гранат, – объясняет Ковров. – С пустыми руками телеграф или вокзал не захватишь…

– И как же вы поступили? – интересуюсь я.

– Доставили булки по адресу, – говорит Ковров. – Ребята были очень довольны. Только воспитательницу, у которой нашлись эти капсюли, пришлось разлучить с детишками…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


www.litlib.net

Рассказы майора Пронина (сборник)

Хрущев на банкете в Индии.
Рядом с ним сидит очаровательная полуголая индийская танцовщица.
Хрущев под столом поглаживает её колено.
Танцовщица наклоняется к нему и шепчет на ухо:
— Товарищ Хрущев, пощупайте выше и не меняйтесь в лице:
докладывает майор госбезопасности Пронин.(с)

- анекдот про Пронина.

Не раз уже замечала - куда легче писать рецензии на книги, которые тебе не понравились, чем на приятно удивившие. Среди всего большого списка для чтения я выбрала незнакомого мне майора Пронина и в первый же день поняла - не прогадала. На деле, во второй день я уже начала в метро немного играть слежку и шпинов, а на третий - придумывала собственные захватывающие детективные истории и их развязки. Мне только неоткуда было взять бесхозного и идеологически верного ребенка в подмогу, как это сделал Иван Николаевич. Идея - украсть тоже приходила в голову, но начинать свой путь великого чекиста с похищения - ну так себе. Возьму вместо ребенка свою собаку в помощники... Нет, это уже совсем другая история получается.
Ладно, шуточки шуточками, по делу.
Хотя, по какому делу можно тут говорить, когда твоя жизнь даже близко никогда не будет похожа на одну неделю жизни Ивана Николаевича? Или просто нужно быть более внимательной и. ... затейливой? Кто-то подумает - ну, умерли куры в дальнем совхозе и черт с ними, а кто-то увидит во всем этом руку иностранных агентов и даже оказывается прав. Может так же присматриваться? Так и до паранойи недалеко.
Пронин вот ей совсем не страдает. Я даже не буду шутить про "он ей наслаждается". Иван Николаевич - ну прямо герой мужчина. Все рвался на фронт, пока не понял - здесь, в доме родном, покрепче враг засел. Из под полы бьет и хочет коммунизм порушить. Никто, кроме майора не справится. Я даже не буду говорить, что он доходит до развязки и даже попадает в самый замес, но...затем либо сонные капельки в чай, либо поленом по голове - очнулся, а уже всех победили. Удобно. Вот только главный злодей исчез, а это значит - нас ждет новое дело.
Очень интересной личностью для меня стал Витька - добровольный помощник Пронина, при их знакомстве - слабенький мальчишка 13 лет. Удобный мальчик - и учится быстро, и мать у него замуж выходит и не до сына ему теперь - вот Пронин его к рукам и прибирает, да новое поколение воспитывает. Если убрать все неприличные подозрения и перестать валять дурочку, становится понятно - если читающий книгу пионер представляет себя не на месте Пронина (а все делают именно так, даже я так делала), то хотя бы на месте Витьки. Мечтаешь чтобы пришел умный и смелый чекист и увел тебя расследовать дела и бороться со всякими Роджерсами. Вот я не буду спрашивать - не этот ли это Роджерс, хотя мне ооочень интересно.
По итогу - книга безумно захватывающая и интересная, сидишь и едва подавляешь желание схватить палку и размахивать ей как шпагой. Написано легко, хоть и сам "скелет" сюжета повторяется от рассказа к рассказу. Читать стоит, даже есть вы не коммунист и все это от вас далеко.

www.livelib.ru

Майор Пронин — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Пронин.
Майор Пронин
Создатель: Лев Овалов
Произведения: «Синие мечи» (1939) • «Куры Дуси Царёвой» (1940) • «Секретное оружие» (1962)
Пол: мужской
Семья: Капитан Пронин

Майо́р Про́нин — персонаж ряда произведений писателя Льва Овалова, а также многочисленных советских анекдотов и других форм фольклора. Собирательный образ советского милиционера-чекиста, который часто попадает в невероятные ситуации, выходя из них живым и невредимым (ср. агент 007, агент 00X).
Знаменитые фразы майора Пронина: «Первой формы будь достоин», «Враг не дремлет».
Упомянут в фильме «Огонь, вода и медные трубы», где Вася учит морского царя читать по книге о майоре Пронине. Упоминается также в повести братьев Стругацких «Град обреченный» и в песне Сергея Минаева «ВДНХ» (вошла в альбомы Радио «Абракадабра» (1987)[1] и Пират XX века (2006)[2]), по сюжету которой майор госбезопасности Пронин разоблачил американского шпиона («Пронин-майор, расскажите, как так просто догадались вы?»).
В фильме Леонида Гайдая «Частный детектив, или Операция «Кооперация»» (1989) есть пародийный персонаж — майор милиции Кронин (Александр Белявский), который в конце фильма становится швейцаром в «Центральном совете кооператоров».
В 1992—1994 годах был снят пародийный мультсериал о капитане Пронине, являющемся внуком майора Пронина. Майор также фигурирует в сериале: в первой серии он задерживает Джеймса Бонда (потом, правда, отпускает).

Произведения о майоре Пронине[править]

  • «Приключения майора Пронина».
  • 1939 — «Синие мечи» (рассказ)
  • 1939 — «Зимние каникулы» (рассказ)
  • 1939 — «Сказка о трусливом чёрте» (рассказ)
  • 1940 — «Куры Дуси Царёвой» (рассказ)
  • 1940 — «Agave mexicana» (рассказ)
  • 1940 — «Стакан воды» (рассказ)
  • 1941 — «Голубой ангел» (повесть)
  • 1958 — «Медная пуговица» (роман)
  • 1962 — «Секретное оружие» (роман)

Примеры анекдотов[править]

  • Убедившись, что слежки нет, «агент 007» прошмыгнул в общественный туалет, вытащил из кармана записку с заданием Центра. Выучив текст, порвал её на мелкие кусочки, бросил их в унитаз и спустил воду…но тут же в ужасе отпрянул: из унитаза на него смотрели умные, проницательные и немного усталые глаза майора Пронина.
  • Во время доклада Брежнева арестовали одного из присутствовавших в зале, который потом оказался шпионом.

— Как вам удалось распознать врага? — спрашивает майора Пронина Брежнев.
— Я руководствовался высказанным Вами в докладе тезисом: «Враг не дремлет!»[3]

  • Фантомас забежал в туалет и закрылся в кабинке. Из унитаза показалась голова майора Пронина:

— Сдавайся, Фантомас! За меня весь народ!
— А за меня техника, — сказал Фантомас, нажимая на педальку.

  • Хрущев на банкете в Индии. Рядом с ним сидит очаровательная полуголая индийская танцовщица. Хрущев под столом поглаживает её колено. Танцовщица наклоняется к нему и шепчет на ухо:

— Товарищ Хрущев, пощупайте выше и не меняйтесь в лице: докладывает майор госбезопасности Пронин.

wp.wiki-wiki.ru

Майор Пронин — Википедия. Что такое Майор Пронин

Майор Пронин
Создатель Лев Овалов
Произведения «Синие мечи» (1939) • «Куры Дуси Царёвой» (1940) • «Секретное оружие» (1962)
Пол мужской
Семья Капитан Пронин

Майо́р Иван Николаевич Про́нин — персонаж ряда произведений писателя Льва Овалова, а также многочисленных советских анекдотов и других форм фольклора.

Романы и рассказы Льва Овалова отличались стремительностью развития фабулы, динамичностью сюжета, по мнению критиков, Овалов использовал приёмы такого жанра, как нуар-детектив, в своих произведениях, рассказывающих о майоре Пронине.

Романами и рассказами Льва Овалова наряду с произведениями братьев Вайнеров, Феликса Гальперина, Еремея Парнова и других авторов детективов зачитывались миллионы советских людей на протяжении десятков лет.

Майор Пронин стал героем двух романов: «Медная пуговица» (1957) и «Секретное оружие» (1962), повести «Голубой ангел» и ряда рассказов, написанных Львом Оваловым, которые публиковались в периодической печати и многократно издавались в виде книг — сборников «Приключения майора Пронина» и др. с 1938 по 2017 г.

Романам Льва Овалова присущ налёт коммунистической идеологии, «разоблачения империализма» (аналогичным романам, например, Яна Флеминга о Джеймсе Бонде также присущи обертоны о коварстве и изощрённой психологии русских, что не мешает их продаже в России и странах СНГ).

Майора Пронина можно рассматривать как аналог агента 007 — Джеймса Бонда, созданного фантазией служившего в разведке британского писателя Яна Флеминга с той лишь поправкой, что романы о Бонде начали писаться в 1950-х годах, а романы и рассказы о Пронине — в конце 1930-х. При этом можно отметить, что в разведке Лев Овалов не служил, но о качестве его прозы говорит тот факт, что в начале сороковых годов «компетентными органами» ему было предъявлено обвинение, что в своих текстах он разглашает методы работы разведки и контрразведки.

В последние годы в обществе вновь возник интерес к книгам Льва Овалова, и в частности к детективной прозе, посвящённой майору Ивану Николаевичу Пронину.

В 2015, 2017 гг. переизданы все произведения о майоре Пронине в двух книгах: «Голубой ангел». СПб. Амфора. 2015 и «Секретное оружие». СПб. Амфора. 2017 (причём тиражи допечатывались).

В фольклоре он — собирательный образ советского милиционера-чекиста, который часто попадает в невероятные ситуации, выходя из них живым и невредимым (ср. агент 007, агент 00X).

Знаменитые фразы майора Пронина: «Первой формы будь достоин», «Враг не дремлет».

Упомянут в фильме «Огонь, вода и медные трубы», где Вася учит морского царя читать по книге о майоре Пронине. Упоминается также в повести братьев Стругацких «Град обречённый» и в песне Сергея Минаева «ВДНХ» (вошла в альбомы Радио «Абракадабра» (1987)[1] и Пират XX века (2006)[2]), по сюжету которой майор госбезопасности Пронин разоблачил американского шпиона («Пронин-майор, расскажите, как так просто догадались вы?»).

В фильме Леонида Гайдая «Частный детектив, или Операция «Кооперация»» (1989) есть пародийный персонаж — майор милиции Кронин (Александр Белявский), который в конце фильма становится швейцаром в «Центральном совете кооператоров».

В 1992—1994 годах был снят пародийный мультсериал о капитане Пронине, являющемся внуком майора Пронина. Майор также фигурирует в сериале: в первой серии он задерживает Джеймса Бонда (потом, правда, отпускает).

Произведения о майоре Пронине

  • «Приключения майора Пронина».
  • 1939 — «Синие мечи» (рассказ)
  • 1939 — «Зимние каникулы» (рассказ)
  • 1939 — «Сказка о трусливом чёрте» (рассказ)
  • 1940 — «Куры Дуси Царёвой» (рассказ)
  • 1940 — «Agave mexicana» (рассказ)
  • 1940 — «Стакан воды» (рассказ)
  • 1941 — «Голубой ангел» (повесть)
  • 1958 — «Медная пуговица» (роман)
  • 1962 — «Секретное оружие» (роман)

Примеры анекдотов

  • Убедившись, что слежки нет, «агент 007» прошмыгнул в общественный туалет, вытащил из кармана записку с заданием Центра. Выучив текст, порвал её на мелкие кусочки, бросил их в унитаз и спустил воду… но тут же в ужасе отпрянул: из унитаза на него смотрели умные, проницательные и немного усталые глаза майора Пронина.
  • Во время доклада Брежнева арестовали одного из присутствовавших в зале, который потом оказался шпионом.

— Как вам удалось распознать врага? — спрашивает майора Пронина Брежнев.
— Я руководствовался высказанным вами в докладе тезисом: «Враг не дремлет!»[3].

  • Фантомас забежал в туалет и закрылся в кабинке. Из унитаза показалась голова майора Пронина:

— Сдавайся, Фантомас! За меня весь народ!
— А за меня техника, — сказал Фантомас, нажимая на педальку.

  • Хрущев на банкете в Индии. Рядом с ним сидит очаровательная полуголая индийская танцовщица. Хрущев под столом поглаживает её колено. Танцовщица наклоняется к нему и шепчет на ухо:

— Товарищ Хрущев, пощупайте выше и не меняйтесь в лице: докладывает майор госбезопасности Пронин.

См. также

Примечания

wiki.bio


Смотрите также